Глазовский краеведческий музей

Жизнь, отданная

революции и народу
(к 130-летию со дня рождения

И.А. Наговицына)
 

Выставка подготовлена

Л.А. Волковой, зав. отделом истории 

12+

         

          18 сентября (6 сентября по старому стилю) исполняется 130 лет со дня рождения нашего выдающегося земляка – Иосифа Алексеевича Наговицына (1888 – 1937). Профессиональный революционер, член РСДРП с 1905 года. 

          

          Один из создателей удмуртской автономии: 
- в 1919 – 1920 годах – комиссар по делам удмуртов, председатель Удмуртского бюро агитации и пропаганды при ЦК РКП(б).
- в 1921 году – председатель ревкома Удмуртской автономной области
- в 1921 – 1925 годах – председатель Удмуртского облисполкома.
Член ВЦИК, ЦИК СССР.
- в 1926 – 1937 годах – нарком социального обеспечения РСФСР, председатель Совета по просвещению нацменьшинств.

          Родился И. Наговицын в д. Омутница (удм. Туктым) Лудошурской волости Глазовского уезда Вятской губернии.

Здание Омутницкой сельской начальной школы.

Иосиф Наговицын идет в школу. Худ. А.П. Холмогоров.

          Исследователи биографии Наговицына пишут, что он обладал прекрасной памятью, был любознателен, много читал. На его мировоззрение оказал большое влияние сельский учитель А.С. Наговицын. Именно по его совету Иосиф продолжил учебу в Глазовском городском училище в 1900 – 1904 годах (на здании бывшего училища размещена памятная доска, информирующая об этом историческом факте).

Здание Глазовского городского училища. Фото начала XX века.

          В училище Иосиф стал посещать нелегальный марксистский кружок. В него вошли гимназистка Зоя Сретенская, ученики городского училища Иосиф Наговицын, Николай Казаринов, Степан Мотошков, Иван Копысов и др. В кружке устраивались коллективные чтения с последующим обсуждением и разъяснением прочитанного. Чтение передовой демократической  литературы: ленинской газеты «Искра», книги Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства» понуждали смотреть на мир другими глазами, оказывали революционизирующее влияние на сознание.


          Учителя училища также отличались демократическими взглядами. Известно, что инспектор А.Д. Казимиров принимал участие в событиях первой русской революции 1905 – 1907 годов.

Ученики ремесленного отделения Глазовского городского училища. Фото 1907 года.

Учителя и учащиеся 3-го класса Глазовского городского училища. Фото 1 июня 1908 года.

          Осенью 1904 года Наговицын поступил в подготовительный класс Вятского сельскохозяйственного технического училища со средним баллом 4.63. 


          Ему и И. Копысову была выхлопотана стипендия уездного земства. Но через год выплату стипендии И. Наговицыну прекратили, так как он был отчислен из училища за участие в забастовке учащихся вятских школ в феврале – марте 1905 года. 


          В Вятке 16-летний Иосиф начал работать в пропагандистской группе РСДРП. Товарищи по партии устроили отчисленного из училища студента статистиком в Уржумскую земскую управу. Здесь он снова занялся нелегальной революционной деятельностью: печатал на гектографе и распространял прокламации.

Связь с родным краем не прерывалась.

В письмах товарищу по учебе И. Копысову он наказывал:

«весь свой умственный запас использовать для революции»

          Осенью 1906 года Вятский комитет партии направил Иосифа Наговицына в Екатеринбург. На Урале он вел агитационно-пропагандистскую работу, выступал с лекциями, распространял большевистскую литературу. Здесь же получил партийный псевдоним Неугомонный Петр.


          Екатеринбургский и кыштымско-уфалейский период революционной деятельности И. Наговицына завершился тюрьмой, ссылкой в Енисейскую губернию и двумя побегами под чужими паспортами.


          С 1913 году он с семьей проживал в Бельгии, Франции, Англии, Швейцарии, работал электромонтером, токарем, маляром, гладильщиком, чернорабочим, землекопом, выучил французский и английский языки для продолжения партийной работы. В эмиграции тяжело заболел туберкулезом и лечился в Швейцарии.

Временный паспорт И.А. Наговицына для проживания в Швейцарии, 1917 год

          Связь с Родиной поддерживалась письмами. В декабре 1917 года он писал домой: «Поздравляю вас, дорогие родители, с наступающим Новым годом и желаю счастья в новом году. Хочу, чтобы мы, наконец, свиделись. Надеюсь, что в будущем мае я уже буду дома».

И.А. Наговицын с женой РОзой Михайловной и дочерью Аннной в Швейцарии.

Фото 1917 года.

          В начале февраля 1919 года И. Наговицын вернулся в Россию и начал работать в Наркомземе, затем – в Коммунистическом университете им. Я.М. Свердлова.


          Однако И.А. Наговицын стремился в родные края, понимая, что удмуртскому народу нужны его знания, целеустремленность, вера в светлое будущее.


          В 1919 году ему предложили возглавить Удмуртский народный комиссариат (в Сарапуле). Это был руководитель, знающий удмуртский народ, его язык, историю, культуру, быт, обладающий высокими политическими и деловыми качествами, способный проводить в жизнь политику коммунистической партии. Он продолжил дело создания государственности, начатое М.П. Прокопьевым и Т.К. Борисовым.

М.П. Прокопьев и Т.К. Борисов – создатели удмуртской автономии,

комиссары Удмуртского комиссариата Наркомнаца РСФСР в 1918 – 1919 годах.

          Удмуртский комиссариат организовал в Сарапуле школу советской и партийной работы для подготовки национальных кадров.


          Наговицын читал для курсантов лекции по вопросам текущей политики, а также и истории революционного движения в России и на Западе, рассказывал слушателям историю РКП  и объяснял программу партии.
«Когда я слушал впервые его выступление, он поразил меня умом и простотой. Я был восхищен им и был горд, что из среды удмуртов вышел такой видный политический деятель», - вспоминал впоследствии краевед-глазовчанин А.Г. Волков.

Здание Наркомата по делам удмуртов в Сарапуле. 1920-е годы.

          Боевым органом Комиссариата стала газета «Гудыри» («Гром»). Она рассылалась по 1600 удмуртским деревням, 800 школам, 70 библиотекам.

Газета «Гудыри».

          Основной вопрос, обсуждаемый в партийной школе и на конференциях коммунистов-удмуртов, был вопрос о создании автономии.

          Работа по созданию государственности развернулась в условиях Гражданской войны.

И.А. Наговицын с делегатами 1-й Всероссийской конференции коммунистов-удмуртов,

г. Сарапул. 1920 год.

          И. А. Наговицыну также предстояло уйти на фронт, защищать молодую Советскую республику. В письме жене он писал: «В конце этого года я должен был пойти на фронт, так как меня тянуло туда, но понадобился удмуртам, и вот вновь пришлось вспомнить родной язык и начать работу среди них. Ну, конечно, я готов в любое время быть там, где бы я ни понадобился…».

          Однако удмуртского комиссара ждали другие великие бои и славные победы.

          Речь идет об историческом решении Советского государства – о создании на территории проживания удмуртского народа национальной государственности. 4 ноября 1920 года Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет и Совет Народных Комиссаров М. Калинин и В. Ульянов (Ленин)  подписали Декрет об образовании Вотской автономной области.

Белогвардейский и красноармейский плакаты

периода Гражданской войны в Советской России. 1917-1922 гг..

Декрет «Об образовании Автономной Области Вотякского народа».

          Президиум ВЦИК утвердил Ревком области в составе: председателя И.А. Наговицына, членов Т.К. Борисова, С.П. Барышникова, Н.Ф. Шутова, П.А. Стрелкова, И.И. Плотникова.

          

          Развернулась работа по определению границ области. Административным центром с февраля по июль 1921 был Глазов – единственный город на момент создания области.

 
          Все административные отделы Ревкома расположились в доме купца М. Столбова (современная улица Кирова, д.11).

Здание ревкома Вотской автономной   области.

          Территорию Вотской автономной области в 30,3 тыс. кв. км. создали: 27 волостей Глазовского, 14 – Елабужского, 12 – Малмыжского и 18 – Сарапульского уездов Вятской губернии. 

          

Область была разделена на четыре уезда: Глазовский, Дебёсский, Ижевский и Селтинский.
Население – 691 тыс. чел. (91,6 % - сельчане, 8,4 % - горожане).
Национальный состав: удмуртов 54 %, русских – 42,2 %, татар, бесермян, марийцев – 3,8 %.

Карта Вотской автономной области. 1926 год.

          Газеты «Гудыри», «Известия», «Жизнь крестьянина» освещали первые шаги области, строительство социализма, культурную революцию. Как отмечал И. Наговицын в письме И.Сталину: «Население довольно, что в наших учреждениях наконец заговорили на родном языке и газету на своем языке читает и пишет в нее». В то же время председатель облисполкома вел работу по расширению границ области и повышении ее статуса до республики, надеясь, что Центр поддержит эту инициативу.

Газета «Известия» Глазовского уездного исполнительного комитета Вотской автономной области. 1921 год.

          Первые месяцы работы в Глазове показали, что отсутствие кадров партийного и советского аппарата, малочисленность рабочего класса, удаленность от крупного промышленного центра тормозит деятельность облревкома.

          И. Наговицын высказывался за то, чтобы центром сделать Ижевск с целью оказания пролетарского влияния на сельское население, укрепление союза рабочего класса и крестьянства.

Газета «Жизнь крестьянина», орган Глазовского уездного комитета РКП

и уездного исполкома Совета депутатов. 1920 год

          В июле 1921 года административный центр области был переведен в Ижевск. О долгой и полной опасностей поездке чекист Д.А. Глазов, сопровождавший поезд, так вспоминал: «Поезд шел специальным отдельным составом через Пермь-Свердловск-Сарапул-Агрыз-Ижевск. Это был громадный круг по глухим Предуральским, Уральским, Камским просторам, покрытым лесами, где скрывались разбитые банды Колчака и разные дезертиры Красной Армии. Они поджигали леса, устраивали пожары около линии железной дороги. Наш эшелон на дороге останавливался и люди с лопатами выходили тушить пожары. Ехали медленно и бдительно».

Делегаты VI областного съезда Советов Удмуртской автономии. Ижевск, 1925 год.

          «Ижевск был городом, по сравнению с Глазовом, очень большим, солидным и многолюдным. Громадный пруд и плотина около завода, огороженного деревянным высоким тыном. Проходные ворота, через которые по пропускам пропускают и выпускают рабочих в такой массе, что невольно сравнишь с плотиной воды, когда в ней поднимают запорку воды» (из воспоминаний Д.А. Глазова).

Поселок Ижевский завод. Фото начала 1920-х годов.

          Область вместе со страной переживала страшный голод, борьба с которым поглощала колоссальные силы Наговицына. Как вспоминал его соратник Л. Соковиков, «работал он с какой-то одержимостью и никогда не жаловался на усталость».


          Однако никогда И.А. Наговицын не терял присутствия духа, всегда был внимателен к собеседнику, приветлив с простым человеком. Любил и уважал свой скромный трудолюбивый народ, мечтал видеть его просвещенным и культурным. Таким он был сам. «Однажды в уездном комитете партии я встретил двух интеллигентных людей, разговаривающих между собой на французском языке. Это был комиссар Наговицын и его заместитель Борисов» (из воспоминаний П.С. Елизарова, сотрудника продотряда из Петрограда).

Демонстрация в честь 1-й годовщины Вотской автономной области. Глазов, 1921 год.

          Память о выдающемся сыне удмуртского народа сохраняется и поныне. Глазовский краеведческий музей экспонировал исторические материалы, посвященные политической и государственной деятельности И.А. Наговицына, на выставках «1917-й: перегоны времени» и «Уходили комсомольцы на гражданскую войну».

Экспозиционный комплекс, посвященный памяти И.А. Наговицына,

на выставке «1917-й: перегоны времени».