Глазовский краеведческий музей

0+

Храмы уездного Глазова в рисунках Татьяны Дедовой

14.07.2020 г.

          Живет в городе Кирове и творит свои прекрасные картины замечательный человек, художник и краевед Татьяна Павловна Дедова. Слава о ее таланте давно вышла за пределы Вятского края.

Татьяна Дедова – художник из Вятки

          Татьяна Павловна родилась в 1939 году в г. Кирове, бывшей Вятке. Здесь же прошло ее детство. Родители назвали дочку в честь Татьяны Лариной – героини пушкинского романа «Евгений Онегин».

          Татьяна Дедова - художник-самоучка. Свой природный талант она начала развивать в художественной студии во Дворце пионеров. Самостоятельно изучала книги по живописи, архитектуре и русской истории. После окончания школы Татьяна трудилась в художественной артели и являлась корреспондентом областной газеты «Комсомольское племя». Работая в редакции, спешила запечатлеть уходящую в небытие деревянную Вятку, изучала, как менялся во времени облик города, делала зарисовки сохранившихся зданий, копировала старые архитектурные планы.

          Со временем на акварелях художницы появились храмы – живые и те, что исчезли навсегда. Во времена «безбожия» тема истории православной Вятки казалась ненужной и очень странной для живописца. Но художница уже избрала свой путь. Она фотографировала заброшенные церквушки, собирала о них материалы и бережно оформляла в альбомы. Работая с краеведами и архитекторами, детально изучая старые фотографии и документы, она начала воссоздавать в рисунках комплексы вятских монастырей и храмов. Затем на ее картинах появились городские здания, сады, площади и улицы старой Вятки XIX - начала XX вв.

 

          Бесконечно влюбленная в свой родной город Татьяна Павловна вспоминает: «Город – он такой и был, какой на моих работах: невысокие домики, палисадники, дым столбом из печных труб... Тишина, на улицах лошадки, машин не было.  Дети прямо по городу катались на коньках, санках и лыжах.  Я счастлива, что застала Вятку – как бы дореволюционную, деревянную - с коровами и овцами, которые паслись на улицах...».

 

          Главная тема акварельной графики Татьяны Дедовой - архитектурное прошлое старой Вятки и Вятского края. Утраченная красота старинных церквей и купеческих особняков, когда-то стоявших на тихих улочках и широких площадях вятских городов и сел, вновь оживает и расцветает в руках мастера.

 

          Художественная реконструкция старых церквей до сих пор основная тема в творчестве Татьяна Дедовой. Особое внимание она уделяет храмам, не сохранившимся до наших дней. Художница говорит: «в детстве я видела развалины множества церквей. И потому в своих работах я стараюсь сохранить с наибольшей  точностью  каждый храм, исчезнувший бесследно, как уникальный памятник архитектуры».

 

          Старой Вятке Татьяна Павловна посвятила более 400 работ и столько же -  памятникам культуры и искусства других городов и сел Кировской области. В 2005 г. Татьяна Павловна удостоена премии «Вятский горожанин».

          Более четырех лет назад Татьяна Дедова приняла предложение Глазовской епархии Удмуртской митрополии изобразить виды храмов дореволюционного города Глазова и Глазовского уезда. Изучив старинные фотографии и чертежи, Татьяна Дедова создала более 40 красочных картин с видами городских и уездных церквей XIX - начала ХХ века. На акварелях вятской художницы исчезнувшие храмы предстали во всем былом великолепии. Рисунки Татьяны Павловны Дедовой - это настоящая сокровищница. Они настолько самобытные, эмоциональные, живые, что, кажется, будто автор увидела этот сюжет своими глазами, ничего не добавляя и не придумывая. Рассматривая их, мы вместе с художницей отправляемся в путешествие по старому Глазову и селам большого Глазовского уезда.

 

          Вот красуется на Соборной площади величественный Вознесенско-Преображенский собор - неповторимая архитектурная доминанта уездного Глазова, «Око Божие», оплот православия на глазовской земле. И снова, как много лет назад, сверкая на солнце позолоченными крестами на куполах, собор открылся к небу во всей своей красе блистающего золотом и жестью зрачка. На площади, у стен храма, людно, как это было всегда в воскресные базарные и праздничные дни. Городским обывателям здесь есть что продать, купить, есть, что обсудить при встрече.

Открытка нач. ХХ в. Фото П.А. Молчанова.

          На Кругло-Вознесенской улице в контрасте кирпичной терракоты и желтой осенней листвы возвышается ажурно-изящная часовня Александра Невского. Возведена она в честь небесного покровителя царя Александра II, посетившего Глазов в 1837 г. еще наследником престола. Напротив часовни - купеческий особняк династии Волковых, в котором останавливался цесаревич на ночлег.

Часовня А. Невского. Фото П.А. Молчанова. Нач. ХХ в.

          На другом рисунке запечатлена зима в Глазове. Снежной шалью укутаны деревья. По скрипучему снегу тянут лошадки тяжелые сани с грузом да кошовку с седоками. На городском кладбище белее снега стоит Свято-Духовская церковь. В народе ее нарекли Покровской. Здесь отпевали умерших, проводили богослужения и требы для городских и деревенских жителей, живших по соседству с храмом.

Свято-Духовская церковь. Фото П.А. Молчанова. Нач. ХХ в.

Поминки на городском кладбище. Фото П.А. Молчанова. Нач. ХХ в.

          Как заново рожденный предстал на рисунке Татьяны Дедовой в своем простом великолепии храм Святой Троицы в селе Елово (ныне находится в Ярском р-не). Это самое древнее сохранившееся каменное здание на территории Удмуртии.

 

          Еще в 1741 году епископ Вятский и Великопермский Вениамин заложил  храм во имя Святой Троицы. Вскоре в Елово на средства удмуртов-крестьян началось строительство первой деревянной церкви. Здесь возник самый первый во всем Вятском крае удмуртский православный приход. Сама деревня получила наименование «черкогурт», что на удмуртском языке означает «церковная деревня», «село».

 

          Основателем Еловского села и первым священником Троицкой церкви стал выдающийся миссионер и проповедник Федор Ившин. Подвергая свою жизнь лишениям и постоянной опасности, священник за семь лет обратил в христианство до двух тысяч удмуртов и создал сразу несколько приходов, в том числе в Понино, Глазове, Укане и Балезино. Батюшка, в совершенстве знавший язык удмуртов, стал одним из создателей удмуртской грамматики.

Троицкая церковь с. Елово. Фото нач. ХХ в.
Государственный архив Кировской области

          Спустя несколько десятилетий в 1795 г. вместо ветшающего деревянного храма возвели новый каменный. Церковь выстроили по проекту вятского губернского архитектора Филимона Рослякова в стиле «вятского барокко». Троицкий храм села Елово по праву считается одним из лучших образцов этого самобытного провинциального архитектурного стиля.

Иконостас Троицкой церкви в с. Елово. Фото нач. ХХ в. 
Государственный архив Кировской области

          Архитектурным творением Ф. Рослякова является и каменный Свято-Троицкий храм с. Понино. Глядя на рисунки Т. Дедовой, сравнивая один архитектурный облик с другим, мы видим некоторую схожесть стиля в храмах Елово и Понино.

 

          Начатое в 1812 г. строительство Понинской церкви прервалось начавшейся Отечественной войной. Лишь после победы над Наполеоном и окончания освободительных походов русской армии в Европе понинские крестьяне возобновили строительство храма и завершили его в 1816 г.
Во второй половине XIX в. Понино - крупное село с большим приходом, куда входило 40 деревень. На площади перед церковью проходили шумные и многолюдные ярмарки.

Ярмарка у Троицкой церкви с. Понино. 1908 г. Личный архив Г.Кочина

          С Троицкой церковью с. Понино тесно связана жизнь священника и незаурядного, разносторонне талантливого человека Стефана Крекнина. Именно сюда он был направлен по долгу службы в 1884 г. В Понино, помимо исполнения своих прямых обязанностей, о. Стефан проявил себя как православный миссионер и просветитель, агроном-новатор и пчеловод-любитель. Прекрасно зная и понимая удмуртский язык, С. Крекнин приложил немало усилий для издания часто используемых глав Евангелия, переведенных на понятном для глазовских удмуртов наречии. Кроме того, хорошо зная местное население, понинский священник составил небольшую работу «Вотяки Глазовского уезда», где описал дохристианские верования и историю насаждения христианства среди местных удмуртов.

Стефан Крекнин. Фото 1912 г. Личный архив Г. Кочина

          Стефан Константинович также являлся новатором в области сельского хозяйства. В 1910 году он ввел в своем селе метод травосеяния, первым стал использовать плуг, семирядную одноконную сеялку, жатку-сноповязку и молотилку с ручным приводом, чего еще не знали местные крестьяне.


          Кроме того, о. Стефан увлекался пчеловодством, писал статьи по пчеловодству для журнала. Широкую известность за пределами Вятской губернии получили его четыре улья со стеклянными стенками, которые священник на протяжении 25 лет держал в комнате своего дома. За достижения в области сельского хозяйства и пчеловодства глазовское земство наградило отца Стефана большой настольной медалью.

о. Стефан с экспериментальными ульями. 1908 г. Личный архив Г. Кочина

          Стефан Крекнин прослужил в Понино 35 лет. Возможно с этим незаурядным батюшкой посчастливилось встретиться юному Александру Мальгинову, ученику Вятской Духовной Семинарии, будущему священнику. Летом 1886 г. он несколько дней пребывал в с. Понино. Увлеченный рисованием, Саша Мальгинов изобразил Троицкую церковь, причем с необычного ракурса - вероятно, с крыши дома местного церковнослужителя.

Вид на Троицкий храм. Рисунок Александра Мальгинова. 1886 г.

          Тем же летом 1886 г. семинарист Александр посетил крупное село Уни (ныне находится в Кировской области) и запечатлел карандашом на бумаге Спасскую церковь.

Спасская церковь с. Уни. Рисунок Александра Мальгинова. 1886 г.

          Однако в крупном торговом селе Уни это был не единственный храм. В 1881 г.  в память об убитом императоре Александре II по проекту губернского архитектора В.М. Дружинина было начато строительство Александро-Невского Собора. Это уже совсем другой архитектурный стиль, отличный от «вятского барокко» Ф. Рослякова.

 
          Татьяна Дедова сумела передать всю роскошь облика этого храма. На площади уцеркви, как это было практически повсеместно, кипела провинциальная жизнь. Глядя на рисунок, невольно хочется окунуться в то время и пространство и лично наблюдать происходящее
.

Собор А. Невского в с. Уни. Фото нач. ХХ в. Личный архив Г. Кочина

Дорога из с. Уни. Фото П.А. Молчанова. Нач. ХХ в.

          От села Уни рукой подать до большого старинного села Белая (ныне – Фаленский р-н Кировской области). В 1870 г. в семье дьякона бельской Рождественско-Богородицкой церкви Александра Васильевича Лобовикова родился сын Сергей – будущий знаменитый фотохудожник, прославивший вятскую фотографию.

Сергей Лобовиков. Автопортрет. 1908 г.

          Учился мальчик в местной церковно-приходской школе, затем в Глазовском училище. В 13 лет Сергей остался сиротой и был отправлен опекуном в г.Вятку обучаться в фотомастерской П.Г. Тихонова. Глубочайший интерес к фотоделу, упорство в обучении и самообразовании, природное чутье художника со временем дали свои плоды. Обращение Сергея Лобовикова к труду и быту простого вятского крестьянина принесло ему мировую славу. «Я фотограф мужицкий, - признавался он. – мой объект любимый – мужик; быт его меня интересует со всех сторон». 

          Помимо крестьянской темы, которой Лобовиков занимался более тридцати лет, фотохудожник выполнял снимки также на исторические, пейзажные, архитектурные темы, делал студийные портреты.

 

Студийные портреты С. Лобовикова

          Конечно, Сергей Александрович не мог не запечатлеть и храм своего родного села, с которым было связано все его детство.

Рождественско-Богородицкая церковь с. Белая. Фото С.А. Лобовикова.
Личный архив Г. Кочина

          Именно с этой фотографии Татьяна Дедова сделала свой рисунок храма, оживив сельский пейзаж «по-дедовски» особенными крестьянскими типажами и запряженными лошадками. Эта милая сердцу старина чем-то роднит акварели художницы с фотографиями ее знаменитого земляка Сергея Лобовикова.

 

          Из всех изображенных Татьяной Павловной храмов Глазовского уезда, пожалуй, один достоин особого внимания. Это Богородицкая церковь с. Порез (ныне – Унинский р-н Кировской области) – единственный храм, который в советское время не подвергся осквернению и разрушению. Закрытая в 1934 г. Богородицкая церковь вновь была открыта для прихожан в августе 1997 г. В настоящее время это самый большой действующий храм в Кировской области.

Богородицкая церковь с. Порез. Фото нач. ХХ в. 
Личный архив Г. Кочина

          Почти треть века священником при церкви с. Порез служил протоиерей Василий Георгиевич Сырнев. Помимо исполнения обязанностей сельского батюшки и благочинного, о. Василий долгое время состоял членом Вятского губернского статистического комитета, в 1867-1870 годы исполнял обязанности губернского и уездного гласного. Он первым составил достоверное описание ранней истории Порезской волости и жизни своих прихожан середины XIX века. Его труд был высоко оценен комиссией статкомитета и опубликован на страницах неофициальной части газеты «Вятские губернские ведомости».

          Рисунками Т. Дедовой можно бесконечно любоваться. Всюду нас встречают уютные, теплые, уже узнаваемые из рисунка в рисунок сцены провинциальной жизни: лошадки тянут по дорогам тяжелые возы с сеном, разъезжают щегольские коляски с седоками; женщины в ярких цветастых платках и юбках ведут детей в церковь, спешат за покупками; неспешно разгуливают кокетливые барышни в шляпках, а степенные бородатые мужики в тулупах ведут на улице разговор... А центральным объектами этих сельских пейзажей выступают православные храмы со своей прекрасной архитектурой – средоточие духовной, мирной жизни на земле.

          Автор: Е.А. Золотарева, методист по музейно-образовательной деятельности