Во вверенном мне городе Глазове…

На страницах газеты не раз публиковались статьи о городничем г. Глазова Чайковском, деде гения русской музыки П.И. Чайковского. Сегодня мы предлагаем читателям итог новых архивных разысканий, в свете которых П.Ф.Чайковский предстает не исторической тенью, а живым человеком, пережившим на посту городничего уездного Глазова немало сложных минут.

Ко времени назначения в Глазов (ноябрь 1796 г.), Петру Фёдоровичу исполнился 51 год. Это был образованный человек, прошедший войну как военный врач, 13 лет исполнявший должность городового лекаря в городах Кунгуре, Вятке, Слободском, служивший дворянским заседателем в Вятском совестном суде и в течение года – городничим г. Слободского. В военные годы Чайковский врачебной работы не боялся, перед опасностью не отступал, в мирное время должность свою исполнял «радетельно, в лекарской науке был искусен и прилежен», а потому писали о нём в аттестатах что он «по должности своей во всех случаях был исправен».

В молодом уездном городе, вверенном П.Ф.Чайковскому, в 1796 году проживало 669 человек. В городе была одна каменная и одна деревянная церковь, казенный дом для присутственных мест, дом градского общества, две купеческие лавки с мелочным товаром. Дома глазовцев - все деревянные, всего 96. Глазовские купцы 2-й и 3-й гильдии занимались скупкой сельскохозяйственной продукции, кроме того, торговали разным мелочным товаром. В учрежденные для торговли дни – в субботу с 7 утра до 14 часов в Глазове велась торговля. Покой города охраняла штатная воинская команда из 8 человек: 2 сержантов, 1 капрала и 5 рядовых.

Судя по дошедшим до нас документам Глазовского уездного суда, Петр Федорович приступил к честному выполнению городнических обязанностей, в частности добился отстранения от должности местного соляного пристава Журавлева, который, к примеру, при отпуске крестьянам 48 пудов соли ухитрялся недовесить 6 пудов 48 фунтов!

По-видимому, Петр Фёдорович произвёл на глазовцев впечатление мягкого, безобидного человека, которого можно ослушаться. Так, соляной пристав Журавлев при осмотре городничим казенных весов в его соляной лавке «чинил ослушания и грубости» - не исправил при нём весов, как просил Чайковский, говорил что «он не мальчик и его не слушает», выдворил из лавки солдат штатной команды и запер лавку, проигнорировав требование городничего об освидетельствовании наличной соли.

Действия Чайковского по борьбе со злоупотреблениями, вызвали различные доносы и жалобы на него, так недобросовестные чиновники пытались повлиять на честного городничего. В августе 1798 г. глазовский мещанин Василий Шутов, свидетель по делу соляного пристава (сиделец в соляной лавке Журавлева), подал исковое прошение на городничего, в котором обвинял Чайковского в том, что он шантажировал свидетелей, в частности «ему Шутову произносил устрашающие речи таковые как де он вступается по делу о приставе Журавлеве во свидетельство, то за то он его приведет к наказанию плетьми и ссылке на поселение, а дом и имение его без остатку разорит и не посмотрит на общество». Только спустя два года городничий был оправдан, суд вынес решение, что П.Ф. Чайковский был «обнесён» Шутовым.

Ещё один случай из жизни Петра Фёдоровича. 25 октября 1797 г. в Глазовский уездный суд было подано прошение иерея Вознесенской церкви Романа Короваева, « о причинённой ему обиде городничим Чайковским», который выслал его из церкви во время литургии. Как показало следствие, действия Чайковского по отношению к иерею были абсолютно справедливыми. Свидетель тех событий, протоиерей слободского духовного правления Тимофей, показал, «что оной Короваев приходил в церковь в пьяном образе и безобразном виде, и остановяся пред народом посреди церкви неблагопристойным образом кричал…городничий Чайковский к тому священнику подходил и напоминал ему, что он священник в церкви божьей первый в страхе божьем и благоговении должен быть. Ежели чувствует себя исполнять не в состоянии, шел бы домой, но того священник не послушал, вошел в алтарь, произносил громко в обиду городничего слова…». Можно лишь предполагать, сколько неприятностей пережил П.Ф.Чайковский, когда его несправедливо «обносили законопротивными проступками».

По-видимому, вскоре за Петром Фёдоровичем утвердилась слава честного и справедливого городничего. Показателен такой случай: в 1803 г. в присутствие к городничему (а не в уездный суд) пришла «искать защиту» глазовская крестьянка Василиса Викулова, которая принесла жалобу на то, что её хозяин, секретарь уездного суда Берсенёв, «изнуряет её бесчеловечными побоями за то, что она с отцом своим… ищут себе от сих владельцев свободы», так как являются крестьянами государственными. Жалоба девушки не оставила Петра Фёдоровича равнодушным, он не только передал крестьянку «под охранение и надзор» дворянской опеки, чтобы оградить её от дальнейших побоев, но и посылал к ней лекаря с просьбой «дать ей руку помощи», а кроме того, написал рапорт губернатору о поведении Берсенёва, который избивал девушку «до крови жестоким образом, не соответственно ни полу, ни летам, ни вине ея».

В уездном Глазове Пётр Фёдорович Чайковский не раз сталкивался с нерадивостью, а порой и преступностью местных чиновников, за что, случалось, получал укоры от вышестоящего начальства в «неисполнении своей должности», ведь городничий обязан был следить за порядком в городе. Однажды дело «О бывших в Глазовском уездном суде присутствующих суда Ходняеве, двух заседателях Суворове и Тронине и секретаре Берсенёве» рассматривалось в Правительствующем сенате! Чиновники были преданы суду «за разные в том суде неисправности и другие преступления», а именно за ложные рапорты и упущения в должности, разглашение служебной тайны, «сверхнерадение и леность», пьянство. Но не всё так плохо было в уездном Глазове, так в ведомости о поведении чиновников за январь 1812 года, Петр Фёдорович писал, что все чиновники уездного суда, земского суда, уездный казначей, стряпчий, форштмейстер и почтовый экспедитор – люди «не пристрастные к питью или игре, должности исполняют успешно и расторопно, во всем добропорядочны и по охоте больными не сказываются».

Должность городничего возлагала большую ответственность, ведь он обязан был обеспечивать сохранение порядка в городе, следить за исполнением законов и решений судебных учреждений. За одиннадцать лет, с 1796 по 1807 гг., территория Глазова занятая жилой застройкой выросла с 32 до 80 десятин, т.е. в 2,5 раза. Вместе с ростом города увеличились и заботы городничего Чайковского. Он надзирал за городскими весами и мерами, организовывал борьбу с болезнями, следил за состоянием мостов, переправ, улиц, казенных строений, организовывал поимку в уезде беглых работников Ижевского завода, заботился о содержании штатной команды. Воинская команда города в начале XIX века насчитывала 3-х унтер-офицеров и 28 рядовых. Чайковский регулярно выдавал военным отпущенные на содержание команды суммы для покупки провианта, амуниции и «на случай надобности пороху, свинцу, ремней, патронной бумаги», организовывал ремонт ружей в слесарне Вятского гарнизонного батальона, выполнял и другие обязанности городничего. В марте 1805 г. при участии П.Ф. Чайковского в Глазове была открыта ратуша - здание городского самоуправления. Не забывал Чайковский и своего профессионального призвания – в сентябре 1805 – январе 1806 гг. он принял активное участие в противооспенной вакцинации крестьянских детей Глазовского уезда. Вятский губернатор В.И. Болгарский в своем отчете о вакцинации отвёл особую роль глазовскому городничему, поскольку Пётр Фёдорович «снискал к себе от вотяков доверенности, что из отдаленных частей уезда начинают уже привозить своих детей».

Важной заботой П.Ф.Чайковского на посту городничего стало строительство города согласно градостроительному плану И. Лема. Дело трудное и долгое. По плану примыкавшие к центральной площади кварталы должны были застраиваться только каменными зданиями. Предполагалось, что планировка и внешний вид жилых домов центра Глазова будут соответствовать так называемым «примерным» проектам жилых домов уездных городов. Но как до 1796 г. так и в годы правления Чайковского, в Глазове не нашлось людей, способных оплатить каменное строительство, да и с постройкой деревянных домов были трудности. Не просто было добиться от глазовцев выполнения указов о сносе ветхих построек и строительстве домов согласно замыслу архитектора Лема. В архивах сохранились сообщения городничего, в которых он пишет о «многократных напоминаниях» и «неоднократных предупреждениях» владельцев ветхих строений, которые по разным причинам не сносили свои постройки, а также не выполняли инструкции по застройке отведенных им по плану мест.

 

В 1811 г. стараниями Чайковского в Глазове была открыта первая больница на 10 кроватей. Отметим, что к этому времени городничий пользовался поддержкой и уважением местного общества. Так, глазовский городской голова, купец И.С. Волков писал в своём рапорте губернатору от 21 июля 1811 г. что «…общество здешнего города от городского начальства притеснений не чувствует» (имелся в виду городничий) и заверял губернатора в том, что «окажет какое только будет нужно содействие городничему в устройстве богадельни, лазарета и мостов». Во время Отечественной войны 1812 г. Чайковский вместе со всеми горожанами участвовал в сборе пожертвований для русской армии, а уже в конце своей службы содействовал устройству в Глазове первого учебного заведения – приходского училища, которое было открыто в 1817 г.

Не смотря на все трудности, труд Петра Фёдоровича на посту городничего дал свои результаты. Город постепенно развивался и производил на приезжающих благоприятное впечатление. Так, Иоганн Фридрих Эрдман, учёный, путешествовавший по Вятской губернии в 1816 г., сделал такую запись: «…23 июля весьма рано прибыли в уездный г. Глазов на р. Чепце. Это настоящий городок, столь же маленький как иная деревушка; в нем нет ни одного каменного дома и только одна низенькая кирпичная церковь. Здесь познакомились мы с главными официальными лицами, которых не так много, сделали некоторыя приготовления к открытию уездного училища и в полночь отправились далее…». Несмотря на краткость характеристики, в ней чувствуется симпатия автора, хотя бы потому, что он назвал Глазов не «городишком», а «городком».

22 года верой и правдой служил П.Ф. Чайковский городу. Возможно, деятельность его не была по достоинству оценена современниками, но сегодня нам, потомкам, городничий Чайковский представляется достойнейшим человеком, внесшим важный вклад в развитие города.

Автор:

В. В. Ивасенко, зав. выставочным отделом Глазовского краеведческого музея

Глазовский краеведческий музей

© МБУК «Глазовский

краеведческий музей»

Положение о конфиденциальности

Мы на связи

Телефон: 8 (34141) 3-66-66

Email: gkm01@inbox.ru

Адрес

г. Глазов, ул. Кирова, 13, 

427620, Россия