Трагедия отца Михаила (ЧП губернского масштаба)

04.08.2015

135 лет назад, в сентябре 1879 года, в городе Глазове произошло чрезвычайное происшествие губернского масштаба − рухнул только что построенный новый Преображенский собор. К счастью, обошлось без покалеченных и убитых.

Причины и обстоятельства катастрофы мы знаем в основном со слов бывшего студента Владимира Короленко, отбывавшего в то время в Глазове политическую ссылку. В своем письме домой и очерке «Собор с зароком» молодой писатель, ставший невольным свидетелем обрушения храма, оставил в целом цельную и верную картину того печального происшествия.Газета «Вятские губернские ведомости» не оставила читателям подробного описания этого события, ограничившись перепечаткой короткой телеграммы глазовского уездного исправника: «Вчера в 9 часов вечера вновь строящийся храм обрушился, остались одни стены с трещинами; несчастий нет».

Но Короленко не знал, что крушение собора все-таки унесло одну человеческую жизнь. Единственной жертвой той катастрофы стал настоятель Преображенского храма и глазовский благочинный − протоиерей о. Михаил Фармаковский (1833-1881).

О жизни этого неординарного человека известно не очень много. Родом о. Михаил был из Симбирской губернии. Но еще подростком он переехал с берегов Волги в губернский город Вятку к старшему брату. О. Игнатий Фармаковский (1813-1873), выпускник престижной Санкт-Петербургской духовой академии, трудился на должности учителя местной семинарии, а также занимал важные посты в ведомствах Вятской епархии. Кроме того, о. Игнатий вошел в историю, как основатель и первый редактор духовного печатного издания − газеты «Вятские епархиальные ведомости».

После успешного окончания Вятской семинарии младший Фармаковский становится учителем в духовном училище города Яранска. Спустя всего несколько лет о. Михаил − уже священник Вознесенской церкви большого вятского села Суна и благочинный местных церквей. Его бурная и разносторонняя деятельность на этом посту завоевала уважение и почет среди прихожан и епархиального начальства.

В мае 1876 года в Глазове по «преклонности лет» ушел на покой благочинный градских церквей протоиерей о. Иосиф Стефанов − заслуженный миссионер и просветитель, открывший в уезде множество церковно-приходских школ. На освободившееся место настоятеля Глазовского собора решением епископа Вятского Аполлоса был назначен, с возведением в сан протоиерея, священник из села Суны о. Михаил Фармаковский.

Первой и главной заботой нового благочинного стала разрешение давно назревшей проблемы «тесноты» главного храма города Глазова.

История Преображенского собора ведет свое начало с 1780 года, когда, согласно указу императрицы Екатерины II, село Глазово получило статус уездного города Вятской губернии. В селе еще с середины XVIII века на берегу реки Чепцы стояла небольшая деревянная Вознесенская церковь. Но новоприобретенный статус города обязывал жителей Глазова иметь более представительный и внушительный храм.

На городской площади началось возведение новой каменной церкви. Храм строился на пожертвования купеческой вдовы из города Слободского Феклы Сидоровны Кореневых (или Кореневой) и на скудные средства прихожан. Строительство было завершено в 1793 году. Первый Преображенский собор был грузным и тяжеловесным однокупольным зданием, построенным в провинциальном стиле «вятского барокко».

В 1809 году в центре городской площади рядом с собором возвели каменную Вознесенскую храм-колокольню, уже в стиле зрелого классицизма. Спустя полвека, в 1859 году, между собором и колокольней «тщанием и иждивением глазовского купца Григория Сергеева при помощи прихожан и церковной казны» была пристроена «теплая церковь» в память Святого Николая Чудотворца.

Но строительство Никольской церкви не разрешило всех проблем нехватки церковных зданий в городе. Со времен постройки Преображенского собора население Глазова и окрестных деревень возросло в несколько раз, и старый храм уже не вмещал всех своих прихожан. «Теснота» здания приносила большие неудобства и духовенству, и мирянам. В 1865 году была «предположена перестройка холодной церкви по тесноте ея». Но только после прихода нового благочинного дело «расширения» главной городской церкви наконец-то сдвинулось с мертвой точки.

Оказавшись в Глазове, о. Михаил решает «воздвигнуть приличный городу, благолепный храм». Но, приступив к богоугодному делу, протоиерей приходит к неоднозначному решению − снести старый Преображенский собор, как тесный и слишком «простой архитектуры», а на его месте поставить новый.

По словам одного из глазовчан, хорошо знавшего о. Михаила, это была «личность гибкого ума, настойчивого, решительного характера, открытую иногда до резкости». Начиная новое дело, протоиерей Фармаковский поначалу еще мог прислушаться «к толкам, если таковые возникали, по тому или другому обстоятельству», принимая их к сведению, но затем, окончательно составив свое мнение, «уже действовал настойчиво, решительно, не уступая ни обстоятельствам, ни убеждениям».

Проект нового храма о. Михаил заказал вятскому губернскому инженеру и архитектору А.С. Андрееву. После того, как чертежи собора были готовы, протоиерей созвал собрание купцов и «лучших именитых мужей» Глазова. Городское общество с восторгом встретило представленный о. Михаилом проект пятикупольного храма, как «прекрасный со вне и внутри». Но, после одобрения планов протоиерея, перед прихожанами встал неизбежный и непростой вопрос: «Следует ли для постройки нового храма сломать часть старого?»

Старый собор украшал город уже более 80-ти лет. Десятилетиями жители Глазова ходили в храм на службы и на праздники. Здесь они венчались и крестили своих младенцев, отпевали своих родных. И многие «именитые мужи», жалея старый собор, предложили не трогать здание и оставить его на прежнем месте.

Однако, о. Михаил, уже принял бесповоротное решение и не собирался отступаться от задуманного. «Путем настояний и убеждений» протоиерей все-таки сумел вырвать согласие большинства «на сломку». В 1877 году старинный Преображенский собор был разрушен. По словам писателя Короленко, «древний старик упирался и крепко отстаивал свое существование. Кирпичи окаменели, не поддавались ломке, стены были точно высечены из одного камня. Старожилы плакали, глядя на эту борьбу, но, в конце концов, древнее здание рухнуло...»

На месте погибшего собора немедленно началась возведение нового храма. Однако о. Михаилу сразу же пришлось столкнуться с катастрофической нехваткой денежных капиталов. Город Глазов, небольшой и бедный, не мог дать тотчас же необходимых средств. В свою очередь, крестьяне-удмурты Глазовского уезда, совсем недавно крещенные в православие, жертвовали на храм мало и неохотно. Кроме того, часть прихожан, недовольных «сломкой» старого собора, сочла стройку личным делом протоиерея Фармаковского и устранилась от всякого участия в ней.

Не раз, когда «не доставало на стройку средств», о. Михаил приходилось отправляться на поклон «к именитым людям». Священник «просил, убеждал... и стройка продолжалась».

Однако затянувшееся строительство и вечный недостаток денег невольно подтолкнули о. Михаила и автора проекта − губернского инженера Андреева, наблюдавшего за возведением собора, к неоправданной и опасной экономии средств и материалов. Кирпич приобретался самый недорогой, а, следовательно, − плохой. Вместо новых железных связей, необходимых для прочности церковных стен, использовались старые, оставшиеся от разрушенного собора. Кроме того, строители спешили завершить к зиме возведение храма. «Строили торопясь, не давая скрепнуть и просохнуть свежее выведенным стенам и колоннам».

По свидетельству Короленко, «старые ржавые связи, с трудом оторванные от крепких древних стен, − вставлены в дрянные новые. Дешевый новый кирпич разваливался в щебень от легкого удара. Говорили еще о какой-то ошибке в плане, но мало ли чего не говорили. Ведь достаточно ржавых связей и мусора, носившего название кирпича, чтобы объяснить, почему это детище приходского честолюбия родилось мертвым…»

Стройка уже приближалась к своему концу. К осени 1879 года на крыше собора уже стояли малые главы, был завершен центральный большой купол. Глазовцы не могли налюбоваться прекрасным и величественным зданием нового храма. В сентябре, «после того, как последний купол был поставлен на место», о. Михаил поспешил провести долгожданное освящение Преображенского собора.

Короленко издалека наблюдал эту церемонию: «ясно была видна верхняя часть освящаемого здания, леса, четыре меньших купола и пятый главный. На лесах живой, извивающейся лентой пестрела толпа молившихся, подымавшаяся вслед за священниками, которые шли крестным ходом на вершину здания. В ясном воздухе мелькали развевавшиеся полотнища хоругвей…»

Однако, спустя всего несколько дней после освящения храма, по городу разнеслись тревожные слухи о том, что «в колоннах нового собора показались трещины». Накануне катастрофы Короленко, проходя вечером по городской площади мимо храма, заметил, что «внутри здания, в густой черной мгле что-то точно шевелилось и шуршало. Временами слышалось, как сыплется штукатурка; временами валились и стучали мелкие камни...»

Архивные документы полностью подтверждают это свидетельство писателя. В рапорте глазовского духовенства на имя Епископа Сарапульского Нафанаила сообщалось: «с полудня 28 Сентября при вновь строющемся в г. Глазове храме начали образовываться трещины на 4-х колоннах, находящихся по средине храма, а потом ... в 29 число от колонн начали отделяться отломки кирпичей...»

Обрушение собора произошло вечером 29 сентября 1879 года по старому стилю. В письме к родным Короленко описал это чрезвычайное происшествие таким образом: «новый собор, который здесь воздвигали, – рухнул очень торжественно; вечером часов в 10, несколько дней назад, глазовцы были поражены звуком, вроде грома… Оказалось, что все купола обрушились вниз…»

Первыми рухнули колонны. Вслед за ними тут же обрушились вниз своды собора, уже покрытые железною крышею, и все пять куполов. Сами стены храма устояли, но в них со всех сторон зияли глубокие трещины.

Короленко в очерке «Собор с зароком» так воспроизвел печальное зрелище руин храма, представшее утром перед глазами горожан: «стояли покосившиеся, треснувшиеся стены … в оконные дырья виднелась большая <куча> мусора и на ее вершине … главный купол … что-то печально и таинственно шуршало внутри, и постукивали срывавшиеся неведомо откуда камни…»

Впервые очерк В.Г. Короленко «Собор с зароком», фактически представлявший собой репортажную зарисовку гибели храма, был напечатан спустя почти сто лет после описанных в нем событий. 14 июля 1973 года, к 120-летию со дня рождения писателя, известный короленковед А. Храбровицкий опубликовал этот рассказ на страницах глазовской газеты «Красное знамя».

В октябре 1879 года для расследования причин катастрофы из Вятки прибыла комиссия во главе с губернским архитектором И.В. Нефедьевым. По мнению экспертов, основными причинами обрушения Преображенского собора послужили: «1. неудовлетворительное качество употребленных при постройке материалов, 2. недостаточный размер железных связей и 3. слабое основание столбов», поддерживающих своды здания. Кроме того, были выявлены ошибки при проектировании пилонов, подпорок и главного купольного барабана.

Но выводы комиссии ничуть не повредили архитектору Андрееву − одному из главных виновников обрушения собора. Он по-прежнему продолжал занимать пост губернского инженера вплоть до выхода в отставку в 1894 году.

Все горожане были страшно потрясены этой катастрофой. Но больше всех был «поражен и убит» сам о. Михаил. Исполненный самых благих пожеланий, он разрушил старый крепкий собор и позволил обрушиться новому. В несколько дней 46-летний протоиерей «состарился, осунулся, захирел». От нервного потрясения священник заболел смертельной болезнью − «скоротечной чахоткой». Это была неизлечимая острая форма туберкулеза, от которой в то время умирали и бедняки, и наследники императорского престола.

По словам глазовского знакомого о. Михаила, городское общество «совсем разочаровалось и потеряло надежду воздвигнуть храм. Знал все это покойный и глубоко страдал, и − как выход из несчастья − он нашел, что следует строить собор, и отправился искать средств для стройки в Елабуге, которая издавна славится именитыми щедродателями на храмы Божии. Время было осеннее и здоровому тяжелое, а покойный поехал в Елабугу с глубокою душевною раною. Там − ряд волнений, надежд и опасений, просьб и убеждений... Средств-то нашлось достаточно ... для начала стройки, а здоровье-то покойного совсем надорвалось. Покойный вернулся из Елабуги уже больной и телом, не поправлялся уже...»

О. Михаил ушел из жизни 6 февраля 1881 года, спустя полтора года после катастрофы. Глазовцы, пораженные безвременной кончиной своего благочинного, простили покойному все его ошибки. 16 февраля весь город проводил протоиерея Фармаковского в последний путь. Очевидец писал: «Трогательно было зрелище погребения. Церковь была полна как в великие праздники; а когда началось последнее прощание, − то все, и стар, и мал, двинулись к покойному. Некоторые из сослуживцев и знаемых почтили покойного речами...»

О. Михаил был похоронен возле стен встающего из руин Преображенского собора. Еще при жизни протоиерея развалины храма были разобраны и начато строительство нового здания. Дело о. Михаила Фармаковского продолжил его преемник по посту благочинного − протоиерей о. Иоанн Дернов, в прошлом известный изобретатель-самоучка. Восстановление собора шло долго и трудно. Как всегда, не хватало ни средств, ни материалов. Но упорство глазовского духовенства и прихожан постепенно приносило свои плоды. Уже в 1887 году здание храма было «вчерне отстроено». Полное восстановление Преображенского собора завершилось только спустя семнадцать лет после катастрофы − в 1896 году.

Дальнейшая судьба Преображенского собора оказалась непростой и печальной. После 1917 года храм неоднократно отбирали у верущих и возвращали обратно. В 1960 году собор, снова закрытый, был взорван, но кладка невероятной толщины и прочности, возведенная трудами о. Иоанна Дернова, на этот раз устояла. После неудачного взрыва глазовские власти с громадным трудом, почти два года, отбойными молотками и гусеницами тракторов долбили и разрушали стены храма. Сейчас на месте многострадального Преображенского собора находятся брусчатка и клумба на северной стороне городской площади Свободы.

Приложение:

1. Вознесенский храм-колокольня, Никольская церковь и строящийся Преображенский собор. Глазов, 1890-е гг. (Фото из фондов Национального музея УР.)

2. Вознесенско-Преображенский собор. Глазов, нач. XX века. (Фото из фондов Национального музея УР).

3. План руин Преображенского собора. 1879 г.

4. Проект нового Преображенского собора. 1877 г.

5. Чертеж старого Преображенского собора. 1855 г.

6. Вятские губернские ведомости, 6 октября 1879г.

 

Автор: Г.А. Кочин, научный сотрудник музея отдела истории.​

Глазовский краеведческий музей

© МБУК «Глазовский

краеведческий музей»

Положение о конфиденциальности

Мы на связи

Телефон: 8 (34141) 3-66-66

Email: gkm01@inbox.ru

Адрес

г. Глазов, ул. Кирова, 13, 

427620, Россия