«Память сердца, память разума» 1941-й. Глазов

17.04.2020

Воскресный день 22 июня 1941 года в Глазове выдался жарким. Многие горожане были за городом, у выпускников только что закончились школьные вечера. В полдень как гром среди ясного неба раздалось радиовыступление В.М. Молотова. Нарком иностранных дел СССР объявил о начале Отечественной войны с Германией. Его слова «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами» на долгие четыре года стали ориентиром жизни для всего советского народа.

 

Спустя несколько часов на площади Свободы Глазова состоялся многочисленный митинг. Собравшиеся начали массово подавать заявления о зачислении добровольцами в Красную Армию. 23 июня военкоматы начали мобилизацию военнообязанных в возрасте от 23 до 36 лет. За четыре года войны из Глазова и Глазовского района на защиту Родины ушли 12 000 человек.

 

Маленький Глазов находился в глубоком тылу вне досягаемости авиационных налетов противника. Но проходившая через город железная дорога определила для него важную миссию: спасённые от оккупации, не­прерывным потоком на Восток шли сотни эшелонов с людьми и материальными ценностями; для некоторых из них пунктом назначения стал Глазов.

 

Уже 28 июня 1941 года в Глазов прибыли первые эвакуированные - 170 человек. Вскоре сюда начали эвакуироваться предприятия с оборудованием и людьми (рабочие и служащие прибывали с членами семей). К концу 1941 года на территории города размещалось 8 эвакуированных предприятий: льнозаводы из Тверской, Новгородской и Калининградской областей, шпагатная фабрика из Брянской области, табачные фабрики из Ленинграда и Феодосии, экспериментальный завод режущих инструментов из Феодосии, а также оборудование Метростроя, Подольского и Кунцевского патронных заводов.

 

Помимо промышленных предприятий в Глазов в сентябре 1941 года было эвакуировано 2-е Ленинградское военно-пехотное училище. Выпускники училища, молодые лейтенанты на фронте командовали взводами и ротами, вели своих бойцов в атаку под артиллерийским и минометным огнем! За годы войны 2-е ЛВПУ подготовило тысячи офицеров, принявших участие в Сталинградской битве и на Орлово-Курской дуге, форсировавших Днепр и Вислу, взявших Берлин. Большинство из них не вернулись с поля боя: около 80% курсантов отдали свою жизнь во имя Отечества.

В.С. Раковский - Генерал-майор, начальник 2-го Ленинградского военно-пехотного училища, эвакуированного в Глазов в сентябре 1941 г.

 

Занятия курсантов 2 ЛВПУ г. Глазов. 1940-е гг.

 

Николай Старшинов, курсант 2 ЛВПУ1940-е гг.

 

Николай Старшинов

 

Комментарий к фото:
Былое как во сне,
Как из чужих рассказов...
Но грех не вспомнить мне
Удмуртский город Глазов!
Тебя, река Чепца,
Сугробы на привале...
Меня здесь как бойца
Три месяца ковали.
Суровые места,
Я с вами связан кровно...
У этого моста
Мы разгружали бревна.
Мороз трещал, да как!
Бураны свирепели
А мы, чеканя шаг,
Лихие песни пели.
Гранили на плацу
Солдатскую сноровку
И шли «хлебать Чепцу»
В промерзшую столовку...
Но вот твои бойцы –
Скорее, все скорее –
Рванулись от Чепцы,
Да так, что вышли к Шпрее!
И путь, что так далек
И славен, как былина,
От Глазова пролег
До самого Берлина!...

 

Константин Фёдорович Борисов, курсант 2-го ЛВПУ в августе 1941 г. – феврале 1942 г.

 

Рисунок Константина Борисова, курсанта 2ЛВПУ. В письмах к родным Костя Борисов время от времени посылал свои рисунки, нарисованные прямо в письмах чернилами. На одном из них он нарисовал себя, стоящим на посту и подписал: «Вот стоишь на посту ночью, в непогоду, все спит вокруг, и лишь слышишь поскрипывание своих валенок. Хорошо, что в тулупе, поэтому тепло…(в случае дежурства на посту выдавали тулуп и валенки)» Полукруглые арки у здания казармы и сейчас можно увидеть на площади Свободы.

 

С началом войны предприятия Глазова свою деятельность подчинили нуждам фронта. Работники мебельной фабрики изготавливали лыжи для солдат, столы, стулья, табуреты и кровати.

 

Коллектив рабочих и служащих Глазовской мебельной фабрики. г. Глазов.1940-е гг.

 

Металлическую посуду, оболочки гранат, фурнитуру ящиков для снарядов (скобы, петли, шарниры), кровати для госпиталей, железные печки, телеги и сани для армии выпускали в артели «Металлпром».

 

Рабочие артели «Металлпром» г. Глазов. 1943 г.

 

Глазовский промкомбинат, который изготавливал для армии лыжи, сани, лопаты, организовал в деревне Качкашур кожевенно-овчинное производство. В его цехах выделывали кожаную обувь армейского образца, катали валенки, шили для комсостава Красной Армии овчинные полушубки. В «Швейпроме» шили верхнюю одежду, одеяла, спецодежду. Глазовский пищекомбинат изготавливал один из самых дефицитных во время войны товаров - хозяйственное мыло. Всё это производилось в тяжелейших условиях подростками, женщинами и стариками, так как кадровые рабочие были призваны на фронт.

 

Продолжил работать учительский институт, первый выпуск которого состоялся 27 июня 1941 года. На фронт ушли почти все выпускники юноши и многие преподаватели мужчины. Им на смену пришли 62 абитуриента и преподаватели из числа эвакуированных граждан. Лекции и семинары проходили в разных городских зданиях, так как в учебном корпусе института разместился госпиталь. Занятия были уплотнены до 44-46 часов в неделю, сокращены сроки зимней сессии и зимних каникул. Студенты-юноши обязаны были заниматься по программе подготовки бойца, девушки – медсанинструктора. Помимо учёбы студенты работали в подсобном хозяйстве института, участвовали в полевых и уборочных кампаниях в колхозах, расчищали железнодорожные пути. Взяв шефство над госпиталем, студенты дежурили в палатах, разгружали (в том числе и ночью) санитарные поезда, на носилках, вручную несли раненых со станции в здание госпиталя, стирали бинты, белье и одежду пациентов, давали концерты. Преподаватели читали для раненых и персонала лекции.

 

Выпускники литературного факультета Глазовского учительского института. 1941 г.

 

Продолжала работу и среднемедицинская школа, которая готовила ясельных и медицинских сестёр. В годы Великой Отечественной войны состоялось несколько ускоренных выпусков. Обученных медсестёр направляли на фронт и в госпитали страны, некоторых оставляли в Глазове для работы в эвакогоспиталях, размещенных здесь.


Первый эвакогоспиталь был развернут в городе уже 8 июля 1941 года. Всего в Глазове в годы войны их было шесть, каждый из которых занимал по несколько зданий. Под госпитали город отводил самые лучшие (большие, кирпичные) здания, расположенные недалеко от железнодорожной станции. В Глазовские эвакогоспитали направляли бойцов с множественными и комбинированными ранениями, которые нуждались в длительном лечении.


О тыловом Глазове красноречиво говорят воспоминания его жителей:


Борисов Константин Фёдорович, курсант 2-го ЛВПУ в августе 1941 г. – феврале 1942 г., в письмах матери писал:

«Мы приехали в город Глазов - маленький провинциальный городишко… Промышленности особой нет. Грязь здесь ужасная, можно сказать, старорусская: деревянные тротуары утопают в ней… Кормят хорошо, но для меня мало. Из казармы никуда не выпускают, да и времени нет. Деньги здесь не нужны, всем обеспечивают. Я на постройку танка «Курсант» отдал всю свою получку».


Бородин Анатолий Михайлович:

«15 августа 1942 года меня семнадцатилетнего юношу Глазовский военкомат призвал в ряды Красной армии. Я стал курсантом 2-го ЛВПУ, которое было эвакуировано в Глазов. Занимались по 10-11 часов. Изучали оружие, тактические приемы боя в обороне и наступлении, военную топографию, строевую подготовку. Особо вырабатывали «командный голос». На правом берегу Чепцы за мостом копали окопы, учились делать пробежки, на стрельбище – стрелять из пулемета «Максим» и других видов оружия. Всё это так нам пригодилось в боевых действиях на фронте».


Воспоминания медиков, работавших в глазовских эвакогоспиталях:

«Врачей и медсестер не хватало. Работали на полторы, а то и на две ставки». «Работали мы в три смены, но отдыхать много не приходилось. Чаще всего и домой не уходили из госпиталя. Иногда приходилось сутками ждать санитарных поездов. И вот тогда практически весь персонал госпиталя, даже у кого выходной, ожидал на станции. А очень часто и с выходного вызывали». «Бинты стирали по многу раз, гладили их, использовали до тех пор, пока они не разваливались по ниточкам в руках. Но их все равно не хватало... Когда не хватало лекарств для обработки ран, выручала смекалка: остановишь ма­шину у госпиталя, попросишь у шофера бензину - им и обрабатываешь кожу у раны». «Водопровод госпиталя закрыт на ремонт. Подачу электроэнергии снизили до та­кой степени, что в отделениях госпиталя стоит полная темнота и работать приходится с керо­синовыми лампами».


Каркин Павел Андреевич:

«Война все перепутала. Кадры ушли на защиту Родины, в том числе и я с должности мастера столярного цеха. Новые кадры пополнялись вербованными мальчишками 12-13 лет из окрестных деревень».


Порошина Зинаида вспоминала:

«Ушел муж на фронт, и мне пришлось идти работать на мебельную фабрику. Оформили учеником столяра. В столярно-сборочном цехе стали трудиться женщины и дети. Изготовляли тумбочки прикроватные, топчаны для госпиталей. Заказы шли срочные, старались трудиться быстро и хорошо. Все делали вручную. В воскресенье ходили на лесозавод грузить лес».

 

 

Автор: Екатерина Тугбаева, научный сотрудник музея отдела истории

 

Please reload

Глазовский краеведческий музей

© МБУК «Глазовский

краеведческий музей»

Положение о конфиденциальности

Мы на связи

Телефон: 8 (34141) 3-66-66

Email: gkm01@inbox.ru

Адрес

г. Глазов, ул. Кирова, 13, 

427620, Россия