«Православный Глазов в годы

Первой мировой войны»

Текст доклада XIII научно-практической конференции

«Из прошлого в настоящее: вехи истории Глазовского района»

До 1917 года город Глазов и Глазовский уезд входили в состав Вятской епархии Русской Православной церкви, одной из крупнейших в России.

Глазовский уезд занимал обширную территорию, но был сравнительно малонаселен. Сейчас на месте уезда располагается территория Северной Удмуртии (до поселка Игра) и ряд прилегающих к ней районов на востоке и северо-востоке Кировской области.

В годы первой мировой войны Русская Православная Церковь стремилась всеми доступными ей средствами способствовать скорейшей победе над врагом и вдохновляла общество и армию на борьбу. В полной мере это относилось и к священнослужителям Глазовского уезда.

Одной из основных обязанностей глазовского духовенства в военное время являлись чтение молитв и совершение молебнов о даровании победы русскому воинству, а также о здравии прихожан, ушедших на фронт, и за упокой души погибших воинов. Известны случаи, когда отдельные священники даже отказывались взимать плату со своих прихожан за эти службы, имевших особое значение для людей в то нелегкое время.

Заботясь о поддержании в народе веры, духовенство старалось вводить в храмах всенародное пение за богослужением, чтение проповедей и лекций на религиозные темы. Проводились крестные ходы, шла раздача книжек и брошюр религиозно-нравственного содержания.

В «Вятских Епархиальных ведомостях» так описывалась самоотверженная деятельность глазовских сельских и городских батюшек: «Ныне, в тяжелое военное время, духовенство оказывает пастве неоценимые услуги: оно заботится о своевременных посевах хлеба, об его уборке, об обмолочении, снабжении детей одеждой, обувью, ходатайствует о пособиях, наводит справки об убитых, раненых, пленных, пишет письма находящимся в армии, собирает пожертвования. В воскресные и праздничные дни в доме священника целая толпа женщин и стариков, и каждому из них священник помогает, кто о чем просит, кто в чем нуждается».

На духовенство также традиционно возлагалась важнейшая задача по ведению патриотической информационно-пропагандистской работы среди населения. На общественных собраниях и государственных мероприятиях духовенством произносились патриотические речи и совершались торжественные молебны. С амвонов церквей священники оглашали для окрестного населения государственные указы и манифесты, сообщали последние известия с фронта.

Духовенству даже вменялось в обязанность быть в курсе последних событий, так как, по словам благочинного 1-го округа Глазовского уезда, «каждый прихожанин при встрече обязательно спрашивает: «Как идет война? Не слышно ли о мире?» Приходится давать объяснения, и объяснения должны быть понятны, толковы и вразумительны; в противном случае крестьянин не удовлетворится и идет к другому лицу за сведениями о военных событиях».

Особое значение приобретала организующая роль Церкви в деле сбора средств и пожертвований на нужды фронта и отечества. В самом начале первой мировой войны, 1 августа 1914 года, епископ Вятский и Слободской Никандр обратился к духовенству епархии и пастве с призывом создавать попечительские советы по сбору средств для помощи раненым и больным солдатам, инвалидам войны, сиротам и семьям призванных на войну. По всей епархии священнослужители и члены их семей жертвовали средства из своих небогатых доходов, организовывали сбор одежды (рубахи, фуфайки, варежки и т.д.), сухарей, табака, сахара, ниток, помогали госпиталям.

Почти каждое благочиние Вятской епархии содержало от одной до четырех коек в госпитале для раненых, рассчитанном на 100 мест и принадлежащем Вятскому духовному ведомству. Проблемы с пожертвованиями со стороны духовенства в госпиталь Духовного Ведомства возникли только к концу лета 1917 года, когда страну начала охватывать революционная анархия.

На фронт посылались крестики, ладанки, Библии, журналы и газеты. Особое внимание духовенство и верующие оказывали формирующимся в губернии полкам. В частности, представитель Вятской епархии священник о. Емельян Николаев в декабре 1914 года доставил на передовые позиции каждому из 4000 солдат Глазовского полка по комплекту одежды (состоящего из рубахи, кальсоны, полотенца, куртки и др.). Также были переданы много табака, курительной бумаги, спичек, иголок, пуговиц, ложек, мыла, перца, сапожной мази и 50 пудов сушек.

К началу 1915 года в Глазове был размещен 154-й пехотный запасной батальон, в котором проходило обучение и подготовка новобранцев для отправки на фронт. Ввиду того, что при воинской части не оказалось штатного полкового священника, ее командование обратилось к руководству Вятской епархии с просьбой: «для исполнения треб в батальоне назначить священника Глазовского собора Николая Князева».

В феврале 1915 года, согласие было получено и о. Николай принял на себя обязанности полкового священника, продолжая исполнять их и после того, когда батальон был развернут в 154-й пехотный запасной полк.

В дни больших церковных праздников, когда Глазовский Преображенский собор был переполнен местными жителями, для солдат 154-го полка предоставлялся меньший по размерам и обычно не используемый для богослужений соседний Никольский собор.

Еще до начала войны духовенство Глазовского уезда и всей Вятской епархии, в целях улучшения морально-нравственного состояния общества, старалась всеми возможными средствами бороться с народным пьянством. Почти при каждом храме действовали общества трезвости, которые пытались распространять трезвый образ жизни, боролись с бражковарением и кумышковарением.

После того, как в августе 1914 года императором Николаем II была запрещена продажа «спирта, вина и водочных изделий для местного потребления в империи … вплоть до окончания военного времени», борьба Церкви с пьянством развернулась в еще больших масштабах. Но следует отметить, что успехи и провалы в борьбе за трезвость в значительной степени зависели от активности и заинтересованности в ней местного духовенства и администрации, что доказывают следующих два примера.

В 6-м округе Глазовского уезда, по словам его благочинного, борьба духовенства с народным алкоголизмом в военные годы ограничилась «только в проповеди словом и примером своим, и в раздаче в среду народа листков и брошюр противоалкогольной литературы». В округе были открыты 3 общества трезвости, но, как сообщал в отчете благочинный, «во всех нет живой, идейной силы, которая бы двигала, непрестанно и неуклонно действовала, и от того общества едва влачат свое существование».

Зато духовенство 5-го округа, при активной помощи земского начальника Н.И. Мамонтова, в 1915 году сумело добиться составления в приходах приговоров о закрытии «навсегда» винных и пивных лавок. В итоге, как сообщали «Ведомости», в приходах 5-го округа «воцарилась полнейшая трезвость: все праздники, семейные торжества, рекрутчина, так называемые помочи проходят без пьянства и все весьма довольны создавшимся положением и благодарят Батюшку-Царя».

Накануне 1917 года в жизни духовенства и православных верующих Глазовского уезда, наряду с положительными явлениями, начали проявляться и негативные моменты.

В частности, глазовские священнослужители отмечали общее охлаждение веры в народе. Эта тенденция сразу же отразилась на материальном положении духовенства. По словам благочинного 4-го округа, несмотря на то, что на первый взгляд, в годы войны «народ стал религиознее, больше слушает молебнов», на самом же деле, «получая лишние гроши от треб, духовенство лишилось самого главного дохода в инородческих приходах – это руги и других хлебных сборов, да и денежную доходность нельзя считать повышенною».

Остальные источники благосостояния не могли полностью компенсировать падение числа пожертвований со стороны прихожан. Поэтому в 1916 году, по выражению благочинного 6-го округа Глазовского уезда, материальное положение духовенства являлось «посредственным». По его словам, «прихожанин как-то теряет сознание обязательности обеспечивать свое духовенство материально...»

Эта беда затронула священнослужителей всей епархии. Как отметил епископ Вятский и Слободской Никандр, «не разберешь, где труднее <...> и городское, и сельское духовенство одинаково жалуется: нечем жить, не на что детей учить».

В связи с революционными событиями 1917 года внимание Церкви к делу обороны страны от врага, как и у всего российского общества, было серьезно ослаблено. Это доказывает факт почти полного прекращения пожертвований вятского духовенства в пользу госпиталя Духовного Ведомства в Вятке, из-за чего в сентябре 1917 года раненых лечить стало нечем.

Но революционные потрясения не отменяют всех жертв глазовского духовенства, положенных им на алтарь защиты Отечества. Почти все, что можно было сделать в то время, православная церковь совершила. Спустя всего три десятка лет, обескровленная, униженная и почти уничтоженная сталинским режимом, Церковь снова сделает все, что возможно, для победы России в еще более страшной и кровопролитной Великой Отечественной войне.


Автор:  Г.А. Кочин, научный сотрудник отдела истории, Ноябрь 2014 г. 
Конференция:  XIII научно-практическая конференция «Из прошлого в настоящее: вехи истории Глазовского района», ноябрь 2014 г. 

Глазовский краеведческий музей

© МБУК «Глазовский

краеведческий музей»

Положение о конфиденциальности

Мы на связи

Телефон: 8 (34141) 3-66-66

Email: gkm01@inbox.ru

Адрес

г. Глазов, ул. Кирова, 13, 

427620, Россия