• glazovmuseum

Память сердца. Память разума. 1941-й. ФРОНТ

22 июня 1941 года в 4 часа утра немецко-фашистские войска гитлеровской Германии вторглись на территорию СССР. Нацисты намеревались не просто захватить Советский Союз, а поработить, уничтожить всё население. На агрессию советский народ ответил Великой Отечественной войной.

Первый удар нацистских захватчиков приняли на себя советские пограничники. Среди 85 тысяч красноармейцев сражались около 300 уроженцев Удмуртии. Почти месяц натиск фашистов геройски сдерживал гарнизон Брестской крепости. Стойкость и упорство её защитников не смогло сдержать вражескую армию от стремительного продвижения вглубь страны.

К осени 1941 года противник захватил Латвию, Литву, Белоруссию, значительную территорию Украины и Молдавии, вплотную приблизился к Ленинграду и Москве. Красная Армия в тяжелых кровопролитных боях отступала под натиском врага. В начале сентября 1941 года началась блокада Ленинграда (8 сентября 1941 г. – 9 августа 1944 г.), в конце месяца развернулась битва за Москву (30 сентября 1941 г. – 20 апреля 1942 г.).

Летне-осенняя кампания 1941 года была самой тяжелой за всю войну. Красная армия с большими потерями отошла на 850-1200 км вглубь страны. Ценой колоссальных усилий советские войска остановили врага, вынудили его перейти к стратегической обороне по всему фронту.

Германский «блицкриг» был сорван.

22 июня 1941 года в 13.00 часов Президиум Верховного Совета СССР издал указ о всеобщей мобилизации. На защиту родины призывались военнообязанные 1905 – 1918 годов рождения. Призывники из Глазова направлялись в различные воинские формирования по всей стране.

Много глазовчан служило в 313-ой стрелковой дивизии, которая формировалась в Ижевске и Воткинске в июле-августе 1941 года. В конце августа стрелковая дивизия была направлена на Карельский фронт в город Петрозаводск и поступила в действующую армию 5 сентября 1941 года. Здесь бойцы 313-ой СД защищали северные регионы страны от финской армии – союзника Германии. Затяжные и кровопролитные бои с противником не позволили финнам соединиться с немецкими войсками и замкнуть второе кольцо блокады Ленинграда.

Бойцы 313 стрелковой дивизии 1072 стрелкового полка. Карельский фронт. 1940-е гг.

Бои на Карельском фронте. 1940-е гг.

Призывники из Глазова направлялись и в 357-ю стрелковую дивизию, которая формировалась в августе-ноябре 1941 года на станции Шолья Камбарского района Удмуртской АССР. В декабре 357-ая СД приняла участие в Московской битве. Прошла боевой путь от Великих Лук и Сычевки до подступов к Риге.

В октябре - ноябре 1941 года в Глазове комплектовалась 49-я отдельная, курсантская, стрелковая бригада. Призывники и добровольцы со всего Уральского военного округа в кратчайшие сроки постигали здесь азы военного дела.

В конце ноября 49-ая ОСБ вступила в бой на подступах к Москве и приняла участие в решающем сражении за столицу. К 4 января 1942 года 49-я бригада освободила 55 населенных пунктов Московской области, уничтожила до 2000 солдат и офицеров противника и захватила многочисленные трофеи. За боевые подвиги 31 солдат бригады были награждены орденами и медалями.

Награждение лучших снайперов 49 ОСБ медалью «За отвагу». 1942 г.

Наши земляки, с оружием в руках защищавшие Родину, о страшных днях войны оставили свои вспоминания.

Максимов Лаврентий Иванович встретил войну на границе в должности радиотелеграфиста.

«21 июня, в субботу, работу закончили пораньше. Вечером пошли смотреть кинокартину «Чапаев». Вернувшись на заставу, долго не могли уснуть, обсуждали так понравившийся нам фильм… Крепкий сон прервал крик дежурного: «Фашисты наступают!». Мы выбежали на улицу, творилось что-то страшное. Немцы стреляли из пулеметов, на дороге лежали убитые и раненые. Разорвался снаряд, меня бросило на землю. Когда очнулся, услышал немецкую речь, прицельными выстрелами убил трех немцев. В ответ застрочил пулемет… Мы продолжали отражать атаки врага и на второй, и на третий день. Тут меня ранило, и я был отправлен в госпиталь. После лечения – снова на фронт, под Москву… Войну закончил в Берлине».

Александр Семенович Соколов служил в 17-м Краснознамённом Брестском погранотряде, который охранял государственную границу в Белоруссии на Брестском направлении. Он вспоминал:

«Ранним утром 22 июня шквал вражеского огня был обрушен на крепость. И уже в первой половине дня она была окружена. Гитлеровцы рассчитывали на легкую победу, но воины гарнизона задерживали крупные силы врага. Защитникам не хватало оружия и боеприпасов, практически не было еды. Они страдали от жажды, а ту воду, которую всё же доставали с трудом, отдавали детям и раненым, пулеметам.* Стояла жара, разлагались трупы. Но с удивительной отвагой и упорством пограничники раз за разом отбивали атаки врага. Последний солдат погиб в конце июля. Подвиги пограничников Бреста вдохновляли всех наших воинов».

Примечание: пулемет «Максим», эффективное и грозное оружие, но в процессе стрельбы его ствол быстро нагревался. Для его охлаждения в специальный кожух наливали воду. Это приходилось делать постоянно, т.к. вода быстро закипала и испарялась: учитывая, что за секунду "Максим" выстреливал около 10 раз, вода закипала уже через 20 секунд.

Володин Александр Иванович:

«Я один из немногих выживших участников июньских боев 1941 года. Видел всё: и первые неудачи, и первые, пусть небольшие победы, перенес горечь отступления от западных границ и до Москвы… Горько нам и непонятно было, почему отступаем… Но мы сражались. Наши солдаты не терялись перед врагом, не боялись его и если погибали, то с верой в победу. Если бы не героизм, мужество, самопожертвование рядовых воинов и командиров, мы не смогли бы сорвать блицкриг, разбить такого сильного и умелого врага».

Ковязин Виктор Фёдорович, служил в 357-й стрелковой дивизии.

«Враг рвался к Москве. Мы прибыли в то время, когда командование отдало приказ о наступлении. Начинался завершающий этап битвы под Москвой. Бои были жестокие, враг упорно сопротивлялся. К месту дислокации двигались по ночам, не зная ни сна, ни отдыха... Деревни переходили из рук в руки. Не раз поднимались в рукопашную под непрерывным огнем противника. Рукопашный – самый страшный бой, когда с врагом встречаешься лицом к лицу. В упор расстреливали друг друга, кололи штыками...».

Худякова Валентина Никифоровна:

«В 1941 году мне не было и 17 лет, когда нас по повестке собрали и в эшелоне отправили в Ленинград – копать окопы. До места мы не добрались, фашистские стервятники разбомбили наш поезд. Вот тут был и первый страх, и смерть девчонок. Оставшиеся в живых вернулись домой. А через два месяца мне вновь повестка: явиться в военкомат. Нас, около двухсот девушек, направили учиться на связистов-телеграфистов в Чебоксары. После обучения отправили на Ленинградский фронт. По дороге попали под бомбежку. Тогда меня контузило, и около месяца пролежала в госпитале. А потом вернулась в свой 124-й полк связи. Так я оказалась у стен осажденного Ленинграда. Почти безлюдный, ощетинившийся, но непокоренный город продолжал жить и бороться. Наш телеграф, как правило, располагался почти на передовых позициях. Бои шли жестокие, нередко, доставляя депеши, приходилось пробираться по трупам…».

Автор: Екатерина Тугбаева, научный сотрудник музея отдела истории

Просмотров: 9
Глазовский краеведческий музей

© МБУК «Глазовский

краеведческий музей»

Положение о конфиденциальности

Мы на связи

Телефон: 8 (34141) 3-66-66

Email: gkm01@inbox.ru

Адрес

г. Глазов, ул. Кирова, 13, 

427620, Россия