«Пить до дна – не видать добра».

Из жизни уездного Глазова

Сегодня алкоголизм в нашей стране приобрел черты национального бедствия. Не менее остро проблема винопития стояла и в дореволюционной России и, конечно, власть во главе с Императором так или иначе пыталась разрешить эту проблему. В начале XX века для борьбы с пьянством были учреждены общественные организации - Попечительства о народной трезвости, основной задачей которых было «ограждение населения от злоупотребления крепкими напитками».

Глазовский уездный комитет Попечительства о народной трезвости начал свою работу в январе 1901 г. В его состав вошло более 20 официальных лиц, среди них протоиерей глазовского Преображенского собора, инспектора учебных заведений города, уездный исправник, воинский начальник и городской судья, председатель земской управы, городской голова и другие.

Для распространения «здравых понятий о вреде неумеренного употребления крепких напитков» в городе и уезде на полное пособие от казны работали 10 народных чайных. Они представляли собой нечто вроде народных клубов, в которых работал буфет, посетителям предлагались различные издания «хозяйственного и нравственного содержания»: газеты «Вятский вестник» и «Сельский вестник», журналы «Нива», «Нева» и др. По вечерам и в праздничные дни в чайной можно было найти другие развлечения: игры (городки, кегли, шашки), спортивные состязания (например, бег в мешках) и даже музыкальные занятия.

Глазовская чайная-столовая находилась в одном из домов купца А.А. Тимофеева. Своя чайная имелась и в глазовском ночлежном приюте. Приют этот помещался в собственном деревянном доме, на участке около него были устроены приспособления для игр и гимнастических упражнений, баня. Плата за ночлег, чай и кипяток в ночлежном приюте была самая низкая в городе (порция чая – 4 коп., кипяток – 1коп., ночлег – 2 коп., баня – 5 коп. с человека). В среднем в нем пребывало 12 человек каждый день. Увы, несмотря на содержание от казны, большинство чайных работало в убыток. Деятельность их подрывали частные чайные, «допускающие тайное распитие водки».

Население обильно употребляло горячительные напитки во время народных праздников, поэтому Попечительства заботились об устройстве развлечений, народных гуляний. В летнее время в Глазове на площадке у ночлежного приюта устраивались народные гуляния: устанавливались качели, гигантские шатры, тир, чайные столы, нанимался для выступлений хор. Гуляния эти привлекали множество горожан, однако из-за значительного расхода на их оборудование и низкой платы за вход, прибыли не приносили.

«Наиболее симпатичным средством развлечения народных масс» являлись народные чтения. Ещё в XIX веке, российские власти озаботились проблемой низкого уровня культуры россиян, а потому с 1872 года в стране стали проводиться народные чтения. Сначала они были разрешены только в крупных городах, а в 90-е годы стали проводиться и в провинциях. В конце 19 в. Глазове слушателями первых чтений с волшебным фонарем (аппарат для проекции изображений) стали заключенные тюремного замка. Проводил их учитель-инспектор городского училища господин Петров, показывая картины имеющиеся в распоряжении Уездной земской управы. После 1901 г. чтения в законодательном порядке были разрешены и в городе. Для этого земство выписало волшебные фонари и картины духовно-нравственного содержания («Отшельник Алексий, человек Божий» «Святой Сергий Радонежский»), по русской истории и географии, по естествознанию (к примеру, «Электричество и его применение»). Имелись картины с произведениями русской литературы и народными рассказами («Пить до дна – не видать добра»). В помощь крестьянину показывались картины о сельском хозяйстве: «О насекомых, повреждающих колосья хлебов», «О насекомых, вредящих домашним животным и пчелам», «Как устроить несгораемый овин». Однако заведующие чтениями в селах Глазовского уезда отмечали, что такие брошюры как «О быте народов Аравийского племени» «Капитанская дочка», «Герой нашего времени» не подходят для народных чтений и слушаются неохотно…. С наибольшим вниманием население слушало чтения религиозно-нравственного, историко-патриотического содержания и особенно из военного быта. Помимо чтений Попечительство о народной трезвости бесплатно распространяли брошюры и листовки: «Грех отцов и матерей», «Во власти огненной воды», «Дорожка ко греху», «Добрые речи великих людей» и другие.

Кроме просветительской работы участковые попечители должны были вести надзор за питейной торговлей, однако делать это было очень сложно, «потому что продажа производится тайно и с такими предосторожностями, что открытие нарушения может быть достигнуто… агентурным порядком и притом не без риска встретить сопротивление».

Из отчета о деятельности Глазовского уездного комитета о народной трезвости узнаем, что и задачу «достижения умеренного потребления напитков» члены комитета считали не достижимой «по причине значительного количества в уезде разрешенных мест продажи и развития тайного варения кумышки». Что ж, отучить народ пить, задача не простая.

1. Плакат Попечительства о народной трезвости «Жизнь трезвого и пьяницы ».

2. Плакат Попечительства о народной трезвости «Пьянство есть корень всякого зла».

3. Отчет заведующего народными чтениями священника А. Мальгинова в Глазовский уездный комитет Попечительства о народной трезвости.

Автор:  Автор:

В. В. Ивасенко, зав. выставочным отделом

Опубликовано: 2013 г. 

Глазовский краеведческий музей

© МБУК «Глазовский

краеведческий музей»

Положение о конфиденциальности

Мы на связи

Телефон: 8 (34141) 3-66-66

Email: gkm01@inbox.ru

Адрес

г. Глазов, ул. Кирова, 13, 

427620, Россия