Глазовский краеведческий музей

Корабли 2-ой Тихоокеанской эскадры

- участники Цусимского сражения

12+

         

          115 лет назад с героически проигранного боя у Чемульпо началась злополучная Русско-японская война. В Цусимском сражении Тихоокеанский флот Российской империи был уничтожен. Подвиг русских моряков, принявших бой, зная, что идут на верную смерть, настолько впечатлил современников, что воспевался в патриотических песнях, картинах художников, стихотворениях, прозе и даже на почтовых открытках.

 

          В фондах Глазовского краеведческого музея хранятся редкие открытки начала ХХ века, посвященные кораблям 2-й эскадры Тихоокеанского флота. Серия рисованных карточек, увидевшая свет в 1905 г., была выпущена издательской группой «Община святой Евгении» по снимкам пионера цветной фотографии в России Сергея Михайловича Прокудина-Горского (1863 — 1944). Автором серии акварелей с изображениями боевых кораблей и вспомогательных судов Российского императорского флота стал Сергей Дмитриевич Всеволожский (1860-1917), потомственный морской офицер, капитан 1-го ранга. Его работы напоминают живописные произведения, в них нет той легкости, которая обычно свойственна акварельным рисункам. 

          Открытки с изображением кораблей 2-й эскадры Тихоокеанского флота издательская группа «Община святой Евгении» выпускала в благотворительных целях — деньги от продажи шли на нужды Красного Креста.

          Эти почтовые открытки – своеобразная летопись Цусимской трагедии. Цусима была проиграна заранее. Ста двадцати японским кораблям, количественно и качественно превосходившим наш флот, противостояло тридцать восемь русских судов. Перед отходом 2-й Тихоокеанской эскадры из Кронштадтской гавани командир броненосца «Император Александр III» капитан 1-го ранга Николай Михайлович Бухвостов произнёс пророческие слова: «Победы не будет. За одно я ручаюсь: мы все умрем, но не сдадимся».

          Хмурым утром 14 (27) мая русская эскадра под командованием контр-адмирала З.П. Рожественского подошла к Цусимскому проливу. Впереди шли грозные эскадренные броненосцы, рядом сновали юркие миноносцы, за ними шли быстроходные крейсера. В 1 час 50 минут пополудни грохнул первый выстрел, и началось Цусимское сражение. 

 

          Эскадренный броненосец «Ослябя», названный в честь героя Мамаева побоища, открыл список жертв Цусимы. В ходе перестроения русской эскадры из двух колонн в одну, «Ослябя» вынужден был почти остановиться. Это сделало его лёгкой мишенью для врага. Уже через четверть часа после начала боя броненосец имел множество пробоин, большинство орудий было выведено из строя. На рострах бушевал пожар. Командир корабля капитан 1 ранга В. И. Бэр приказал команде спасаться. Сам он покинуть судно отказался. Из 28 офицеров и 750 нижних чинов было спасено 376 человек, 27 из них погибли в продолжавшемся сражении.

 

          Крейсер 2-го ранга «Урал» перед началом боя получил приказ командующего перейти в конец колонны для охраны транспортов. Огромный небронированный корабль был удобной целью, и японцы накрыли его практически первым залпом. Не сумев заделать пробоины, экипаж принял решение затопить судно.

 

          Эскадренный броненосец «Император Александр III» возглавлял колонну русских кораблей до 14:40. Последние полчаса перед гибелью находился под сосредоточенным огнём японских броненосных крейсеров. Затонул в 18:50. Никто из 867 членов экипажа не спасся. Пророчество капитана Н. М. Бухвостова исполнилось.

 

          Эскадренный броненосец «Бородино» в 14:40, когда «Император Александр III» вышел из строя, возглавил колонну. К 18:00 на «Бородино» погибли или были тяжело ранены все офицеры, он фактически остался неуправляемым. Корабль, окутанный клубами дыма и пара, напоминающий пылающий остров, вскоре затонул. Из команды в 865 человек спасся только марсовой старшина Семён Семёнович Ющин. Держась за обломки, старшина видел, как корабль гибнет вместе со всей командой и черными от гари губами шептал: «Упокой, Господи…».


          Эскадренный броненосец «Наварин» единственный освещал море, когда начались ночные атаки миноносцев. Последняя ракета, выпущенная миноносцем противника по русскому кораблю, закончила его боевую вахту. Враги стреляли по спасавшимся на обломках морякам, а днём мимо них на высокой скорости прошёл японский корабль, от поднятой которым волны многие, ещё державшиеся на воде, утонули. Из 681 члена экипажа спастись удалось только троим.

 

         Броненосец береговой обороны «Адмирал Ушаков» ночью отстал от основного отряда кораблей. Утром командир судна капитан 1-го ранга В.Н. Миклуха принял решение прорываться к Владивостоку, но по пути корабль встретился с японскими броненосными крейсерами. Видя бедственное положение корабля, японцы снова предложили сдаться. В ответ на фок-мачте взвился флажковый сигнал: "Погибаю, но не сдаюсь". После получасового неравного боя «Ушаков» получил тяжёлые повреждения и был затоплен экипажем. Японцы, ожесточённые видом гибели корабля с развевающимся Андреевским флагом, вымещали свою досаду на беспомощно плававших людях, осыпая их снарядами. Многие члены команды погибли от холода, окоченев и обессилев от долгого пребывания в воде. Некоторые, потеряв надежду на спасение, отвязывались от спасательных кругов и отдавались смерти. Командир корабля Миклуха добровольно отказался от помощи и приказал спасать гибнувшего рядом матроса.

 

          Крейсер 1-го ранга «Светлана», израсходовав все снаряды была расстреляна в упор японскими крейсерами. Со сбитыми стеньгами и задней трубой, но поднятым флагом, «Светлана» в 11 ч 08 мин ушла под воду. Большая часть экипажа погибла.

 

          Эскадренные броненосцы «Император Николай I» и «Орел», броненосец береговой обороны «Генерал-адмирал Апраксин», крейсер 2-го ранга «Изумруд» возглавил контр-адмирал Н. И. Небогатов, который заменил получившего ранение Рожественского. Утром 15 мая остатки русской эскадры были окружены превосходящими силами противника. По свидетельству очевидцев, командир броненосца «Генерал-адмирал Апраксин» капитан 1-го ранга Н. Г. Лишин произнёс: «Ну что же… Влопались... умрём». Офицеры и команда были готовы сражаться до последнего, однако огонь был прекращён из-за того, что на «Императоре Николае I» взвился сигнал о сдаче. Так корабль, тезоименитый российскому императору, сдался в войне, поражение в которой стало одной из причин падения всей правящей династии…

 

          Входивший в отряд Небогатова крейсер 2-го ранга «Изумруд», единственный корабль, не бросивший эскадру после боя, ночью охранял остатки Второй Тихоокеанской. Команда крейсера приняла решение не подчиняться приказу о сдаче, а на полном ходу выйти из строя. От такой «наглости русских» японцы попросту опешили и не успели ничего предпринять. «Изумруд» единственный вырвался из окружения.

 

          Крейсера 1-го ранга «Аврора» и «Олег», 2-го ранга «Жемчуг» под флагом контр-адмирала О.А. Энквиста в течение ночи отразили три торпедные атаки и сделали три попытки повернуть на север для прорыва во Владивосток. Каждый раз им встречались неприятельские миноносцы. Быстроходные крейсера решили идти на высокой скорости в нейтральный порт — Манилу, где были интернированы до конца войны. Крейсер 1-го ранга «Аврора» - единственный доживший до сегодняшнего дня участник сражения (если не считать флагмана японской эскадры «Микаса»). Этот бой дает куда больше оснований сохранять этот крейсер в качестве мемориала, чем знаменитый холостой выстрел в октябре 1917 г.

          Крейсер 1-го ранга «Дмитрий Донской» был старым кораблем, прослужившим более двадцати лет. Ещё находясь на стапелях, он уже безнадежно устарел, и, хотя назывался крейсером, в действительности был паровым фрегатом. Корабль хотели даже разрезать на металлолом и для этой цели загнали судно в сухой док, но началась война, и «Дмитрия Донского» снова призвали на военную службу. Как ни странно, но крейсер сумел благополучно добраться до цели, обогнув половину земного шара. В пылу сражения заслонил гибнущую «Аврору», приняв на себя весь град вражеских снарядов. Безнадежно отстав от отряда Энквиста, крейсер остался один и шел в полной темноте, потушив огни, чтобы незамеченным дойти до Владивостока. Наутро он был обнаружен противником, началась погоня. «Донской» мог уйти от неё, но задержался, спасая моряков идущего ко дну миноносца «Буйный».  Время было потеряно и «последний выживший Второй тихоокеанской эскадры» был взят врагом в клещи. Отказавшись сдаться и отстреливаясь на оба борта, «Дмитрий Донской» сумел подбить два вражеских крейсера, но и сам получил такие повреждения, что продолжать путь не мог. Судно решено было затопить. Моряки молча стояли на берегу с непокрытыми головами. Сквозь слезы они смотрели, как их корабль с Андреевским флагом медленно погружался в морскую пучину.

 

          Так закончился последний бой Русско-японской войны.

          В фондах Глазовского краеведческого музея хранится медаль «В память русско-японской войны», учрежденная 21 января 1906 года по указу императора Николая II. Согласно легенде, первоначально на обороте должен был быть текст «ДА ВОЗНЕСЕТЪ ВАСЪ ГОСПОДЬ». В период рассмотрения проекта медали в России поднималась волна первой революции. Считая вопрос о награждении воинов проигранной войны преждевременным, Николай II на проекте карандашом написал: «В своё время доложить». Слова «в свое время» случайно пришлись напротив текста «Да вознесет Вас Господь». В штабе не поняли послание императора и присоединили его слова к тексту, что и породило в итоге новую надпись: «ДА ВОЗНЕСЕТЪ ВАСЪ ГОСПОДЬ В СВОЕ ВРЕМЯ». Доктор исторических наук И.В. Можейко (более известный под псевдонимом Кир Булычев) в книге «Беседы о фалеристике» утверждает, что «участники Цусимского сражения не могли претендовать на медаль «В память Русско-японской войны» и остались без награды вообще». Видимо, для них не пришло ещё время…

 

 

Автор: С.А. Яшкина, научный сотрудник музея отдела истории.