«…прослужить в должности народного учителя…» 
(к 105-летию Глазовской учительской семинарии)

07.04.2020 г.

Как все начиналось


          1 июля 2020 года исполнится 105 лет со дня открытия Глазовской мужской учительской семинарии. В начале XX века город и уезд испытывали острую потребность в грамотных учителях. Инспектор народных училищ М. Пронин говорил, что в уезде работает 216 начальных училищ. В них учатся более 16 тыс. детей или примерно 75 учеников в каждой школе. Катастрофически не хватало учителей. Женская гимназия ежегодно выпускала 20–30 учительниц, а их требовалось до 80! К тому же выпускники женской и мужской гимназий (в большинстве своем городские жители) неохотно ехали в деревню (знакомая ситуация – не правда ли!). 


          С 1911 г. городская Дума и уездное земство ежегодно обсуждали проблему подготовки учителей. Планировалось открыть учительскую школу «с повышенным 6-годичным курсом» или семинарию. Предлагались разные селения для её размещения: в селе Юкаменском, располагавшемся в центре Глазовского уезда и среди нерусского (удмуртского и бесермянского) населения, в деревнях Талицкая или Унигучинская Юкаменской волости (крестьяне этих обществ обещали безвозмездно выделить под семинарию землю площадью 5 десятин), в селе Пужмезь Лыпской волости, как наиболее отдаленном восточном районе уезда на границе с Пермской губернией и вблизи железнодорожной станции Чепца. Для удешевления проекта предлагали преобразовать Верхосунскую сельскохозяйственную школу в учительскую семинарию. А почему выбор пал на село, а не город? – Депутаты опасались, что на будущих семинаристов в Глазове могут дурно влиять «городские соблазны» («замечено, что в иных городских мужских учительских семинариях процветает пьянство»). 


          После бурных дебатов земское собрание постановило: 
          1. Основать мужскую семинарию. 
          2. Открыть семинарию в Глазове. 
          3. В семинарию принимать как сельских, так и городских ребят всех народностей, проживающих в уезде. 
          4. Под строительство зданий семинарии отвести «участок городской выгонной земли площадью 5 десятин» напротив Александровской улицы за железнодорожной линией. 
          5. Учреждение учительской семинарии связать с «воспоминанием одного из крупнейших событий в русской истории, с воцарением Дома Романовых на Всероссийский Престол».


          Спешно подсчитывались экономические, социальные и культурные выгоды, которые получит город. Планируемое строительство шести зданий, стоимостью до 100 тыс. руб., могло принести «рабочему люду значительный заработок, что отразится на его материальном благосостоянии в смысле улучшения». Ожидалось, что «город украсится новыми зданиями». А 30 тыс. руб., отпускаемых ежегодно на содержание семинарии, увеличит городской капитал. К тому же дети городских жителей без излишних расходов будут получать среднее образование. 


          Увы, начавшаяся Первая мировая война внесла свои коррективы в историю семинарии. Запланированные здания не были построены, приходилось нанимать помещения. Одно принадлежало Я.П. Максимович (к слову: архитектор здания женской гимназии), другое – мещанке А.С. Чирковой. Оба дома стояли недалеко друг от друга на улицах: Александровской [сегодня: угол улиц Энгельса и Луначарского] и Кругло-Чепецкой [сегодня: сквер по ул. К. Маркса в квартале от ул. Сибирской до ул. Толстого]. Жизнь семинарии оказалась недолгой – до сентября 1919 года, но именно на ее базе создавались педагогический техникум, училище, учительский, затем педагогический институт, выпускники которого достойно служили и служат делу воспитания и обучения детей.

Одно из зданий учительской семинарии на ул. Александровская

Высокое звание – учитель 


          В фондах краеведческого музея сохранились уникальные документы и фотографии, освещающие страницы истории семинарии, знакомящие нас с  преподавателями и учащимися. Познакомимся с некоторыми из них.


          Директором семинарии был назначен Сергей Михайлович Кутепов, статский советник, награжденный орденами Св. Станислава 2 и Св. Анны 3 степеней «за беспорочную 12-летнюю службу в одной должности» с правом личного дворянства и 100 руб. ежегодной пенсии. Награды Сергея Михайловича говорят о его долгом и усердном служении в системе российского образования. Очевидно, он закончил Казанский университет, а в Глазов прибыл из Елабужского уезда. Семья (супруга и двое детей) жила при семинарии. Сергей Михайлович руководил семинарией с 1915 по 1919 годы. Новый директор активно участвовал в общественной жизни города, возглавлял педагогические советы женской гимназии, городского училища, а после революции выполнял обязанности заместителя председателя Глазовского уездного комитета по народному образованию. Дочь Нина, очевидно, училась в женской гимназии, а сын Ростислав – в мужской гимназии (или высшем начальном училище). На фотографиях 1918–1919 гг. Ростислав запечатлен в составе музыкантов духового оркестра Глазовского Народного дома и назван кларнетистом оркестра. 

Фото 1. Кутепов Сергей Михайлович
Фото 2. Кутепов Ростислав, кларнетист духового оркестра

Музыканты духового оркестра Глазовского Народного дома

(Р. Кутепов во втором ряду слева направо второй)

          Удмуртский язык в 1917–1919 гг. преподавал Крылов Василий Дмитриевич, председатель Глазовского удмуртского культурно-просветительного общества, священник. Окончил Казанскую учительскую семинарию. Служил в православных церквях Елабужского, Сарапульского, Глазовского уездов. С супругой Верой Петровной растили сыновей Иоанна (учился в духовном училище), Виталия, Николая, дочерей Александру и Екатерину. Перешел работать в школу, чтобы учить удмуртских детей на родном языке, чтобы они сумели «… обрести достоинство и стать наравне с русским народом». 


          Декрет СНК РСФСР «Об отделении церкви от государства и школы от церкви (1918)», сан служителя культа, а также эсеровские политические ориентации отстранили В.Д. Крылова от педагогической, просветительской и общественной деятельности. Вместе с другими священнослужителями города и уезда он дал подписку о признании советской власти и невмешательстве в государственные дела.

Семья В. Д. Крылова. с. Тортым Глазовского уезда. 1915 г.  

В. Д. Крылов с глазовскими семинаристами. 1917 г.

          Наставником русского и церковно-славянского языков в семинарию был направлен выпускник Казанского университета Тимофей Матвеевич Матвеев. Чуваш по национальности, уроженец Симбирской губернии (ныне – Чувашская Республика). В семинарии он очень быстро подружился с учащимися, был куратором и контролировал их внеучебную жизнь на квартирах. Однако в сентябре 1918 г. наставник уволился из семинарии «ввиду чрезвычайно тяжелых условий переезда из Казани в Глазов, и отсутствия средств». В 1918–1925 гг. работал в Шихранской учительской семинарии, которую впоследствии возглавил как директор (ныне Канашский педколледж Чувашской Республики).

Т. М. Матвеев, наставник русского и церковно-славянского языков

          В организации и оборудовании семинарии деятельное участие принимал Николай Владимирович Хорошавин, преподаватель математики. В фондах музея сохранилась его автобиография. Он пишет, что стать бы ему священником, поскольку тетушка определила в духовное училище г. Котельнич Вятской губернии. Однако отец перевел сына в Вятское земское реальное училище. Мечта получить высшее образование привела юношу в Харьков – на химическое отделение технологического института. В январе 1905 г. в связи со студенческими забастовками все учебные заведения России были закрыты. Пришлось Николаю вернуться домой, освоить ремесло часовщика-самоучки, зарабатывать на жизнь рабочим на строительстве Вологодско-Вятской железной дороги. Однако мечта учить детей была сильнее, и он устроился учителем истории, математики и природоведения в Котельничской женской и мужской гимназиях. Экстерном защитил диплом в Казанском учительском институте, получил право преподавать в Глазовской семинарии математику и химию. Николай Владимирович прошел все этапы преобразований семинарии: педкурсы, педгородок, институт народного образования, педтехникум, педучилище. А общий учительский стаж его составил 40 лет. Успехи и достижения в педагогической деятельности были отмечены званиями: в 1941 г. – «Заслуженный учитель школы РСФСР», в 1946 и 1947 гг. – «Отличник народного просвещения».

Хорошавин Н.В., учитель математики. 1921 г.

«…прослужить в должности народного учителя…» 


          Ранним утром 4 сентября 1915 года за парты семинарии сели первые учащиеся. В основном они приехали из Глазовского уезда:

1. Ившин Даниил (1897 г.р.), удмурт, житель починка Песекчум. 
2. Лекомцев Николай (1899 г.р.), удмурт, житель дер. Ягошур. 
3. Лекомцев Конон (1900 г.р.), удмурт, житель дер. Ягошур.
4. Ляпунов Павел (1899 г.р.), русский, житель Песковского завода.
5. Максимов Василий (1899 г.р.), удмурт, житель дер. Адамская. 
6. Опарин Николай (1899 г.р.), удмурт, житель дер. Лесагурт. 
7. Попов Владимир (1900 г.р.), русский, житель Залазнинского завода.
8. Попов Николай (1898 г.р.), русский, житель Залазнинского завода.
9. Пономарев Александр (1900 г.р.), удмурт, житель дер. Озегвайская.
10. Чирков Николай (1900 г.р.), удмурт, житель починка Верх-Чужекшурский 
11. Свечников Василий (1899 г.р.), русский, мещанин г. Глазова.
12. Моргунов Александр (1899 г.р.), русский, житель Главно-Холуницкой волости Слободского уезда.
13. Халевин Аркадий (1899 г.р.), русский, житель дер. Пикши Малмыжского уезда.


          При зачислении каждый семинарист давал расписку: «За пользование казенной стипендией во время моего воспитания в Глазовской учительской семинарии обязуюсь, по окончании курса семинарии прослужить в должности народного учителя не менее четырех лет». 


          Учеба деревенским парням давалась нелегко, но они очень старались. Оценивая поведение учащихся, директор отметил благопристойность и прилежание. Ну, разумеется, приходилось иногда распекать: за самовольный отъезд домой на Масленицу, за разговоры на уроках Закона Божия, за пропуски уроков по «недостаточно уважительной причине». Так, в кондуитном журнале отмечено, что Лекомцев Конон за вторую четверть обнаружил ослушание, выразившееся в уклонении от уроков. Поэтому за поведение получил четыре балла вместо пяти. Воспитанник раскаялся, обещал исправиться и обещание выполнил. Сложнее обстояло дело с Павлом Ляпуновым, который из-за пропусков и опозданий на уроки во второй четверти получил неудовлетворительные отметки по русскому языку и истории. К ним в третьей четверти добавились двойки по естествознанию, истории и географии, церковно-славянскому языку и физике. Но не Павел Ляпунов был примером для семинаристов, а Николай Опарин, который за время учебы не пропустил ни одного урока, ни разу не пришел на занятия с невыполненной домашней работой.


          Режим учебного дня был довольно сложным и разнообразным. В первой половине дня шли учебные занятия, после двухчасового отдыха – физические упражнения, подвижные игры и труд. Наставник А.Н. Петров знакомил учащихся с практикой садоводства и огородничества. Весной  работали на земельном участке, сажали овощи и садовые растения. Некоторые учащиеся занимались музыкой, а хор под руководством учителя пения М.А. Галавкина пел во время церковных богослужений в семинарии. С целью расширения «умственного кругозора» наставник истории и географии Боголюбов проводил вечерние беседы. В целом, педагогический коллектив стремился предотвратить молодых людей «от наклонности к грубым удовольствиям и постепенного образования в них наклонности к удовольствиям благородным эстетического вкуса». Результаты такого воздействия вскоре дали свои плоды. Семинаристы активно участвовали в общественной жизни города и страны, участвовали в революционных событиях, защищали завоевания Советской власти в Гражданской войне. Во всем старались походить на своих наставников, которых запомнили «людьми высокообразованными, демократических взглядов, увлеченными идеей служения народу на ниве просвещения».


          Семинаристы остались верны юношеским идеалам, учили детей грамоте, стали известными советскими и партийными работниками, деятелями искусства. Так, Конон Максимович Лекомцев учительствовал в Пыбьинской начальной школе, затем долгое время преподавал педагогику и психологию в родном техникуме, преобразованном из семинарии. Геройски погиб в Великую Отечественную войну. Аркадий Алексеевич Халевин дослужился до заместителя наркома просвещения УАССР, Уполномоченного Совета по делам Русской православной церкви при Совете Министров СССР по Удмуртской АССР, с орудием в руках защищал Родину в годы Великой Отечественной войны. Николай Елевфериевич Попов стал организатором глазовского Комсомола, а в 1920 году возглавил партийную организацию. Николай Опарин мечтал стать большим ученым, однако жизнь его прервалась в расцвете лет, он погиб в рядах Красной армии на колчаковском фронте. Александра Пономарева товарищи знали как альтруиста, готового помочь каждому нуждающемуся. Вот только один штрих: в ноябре 1918 г. однокурсник В. Максимов был избран делегатом Вятского губернского съезда работников просвещения, а ехать на съезд нет приличного костюма. А. Пономарев одолжил ему свой пиджак со словами: «Товарища надо выручать». Выпускник учительской семинарии, завуч Сыгинской неполной средней школы, учитель географии Александр Яковлевич Пономарев погиб 16 сентября 1942 г. «во время боев с немецкими извергами на правом берегу реки Дон». Василий Андрианович Максимов – удмуртский поэт, публицист, ученый также прошел горнила Гражданской и Великой Отечественной войн. Занимался педагогической и музейной деятельностью. Был организатором и первым редактором литературно-художественного журнала Удмуртии «Кенеш». Печатался под псевдонимом «Чоньпи» (удм: «прямой», честный парень). 


          Жизненный путь молодых людей первого набора семинарии является ярким примером достойного служения Родине, народу и выбранной учительской профессии. А традиции, которые они заложили, продолжились в истории педагогического института.

Семинаристы – члены кружка «Самопомощь». 1916 г.
Слева направо сидят: Василий Свешников, Конон Лекомцев, Николай Попов, Николай Лекомцев,

Василий Максимов. Слева направо стоят: Владимир Попов, Даниил Ившин, Аркадий Халевин,

Николай Опарин, Александр Пономарев.

Фото 1. К. М. Лекомцев, преподаватель педагогики Глазовского педагогического техникума. 1935 г.

Фото 2. В. А. Максимов, удмуртский поэт, публицист, ученый. Нач. 1920-х гг.

Фото 1. Н. Е. Попов, один из организаторов комсомола Глазова. 1921 г.
Фото 2. А. Я. Пономарев, завуч Сыгинской неполной средней школы, учитель географии. 1938 г.
Фото 3. А. А. Халевин, партийный и советский работник Удмуртской АССР. 1970-е гг. 

 

 

Автор: Л.А. Волкова, старший научный сотрудник музея отдела истории.

Глазовский краеведческий музей

© МБУК «Глазовский

краеведческий музей»

Положение о конфиденциальности

Мы на связи

Телефон: 8 (34141) 3-66-66

Email: gkm01@inbox.ru

Адрес

г. Глазов, ул. Кирова, 13, 

427620, Россия