«Работы очень много, предлагают три иконостаса...»

Вятский художник Александр Фищев в Глазовском уезде в 1897-1901 годы»

26.04.2019 г.

          С давних времен Вятская земля славится талантливыми мастерами из народа. В начале ХХ века Вятская губерния занимала первое место в России по числу кустарей. Недаром широкую известность за пределами нашей страны обрели и глиняная расписная дымковская игрушка, и вятское кружево с изящным растительным узором, и выточенная из капа шкатулка с замочком и секретом.


          Благодаря многочисленным представителям интеллигенции, в разное время сосланным в далекий лесной вятский край, здесь зародилась своя уникальная художественная традиция, выделявшая Вятку из числа других провинциальных городов России. Вятская губерния стала родиной великих мастеров русского искусства, таких как художники Виктор и Аполлинарий Васнецовы, Иван  Шишкин и Аркадий Рылов.

А. В. Фищев

          В истории искусства Вятской земли скромное, но достойное место занимает Александр Владимирович Фищев (1875-1968). Благодаря своему таланту, неустанному упорному труду и неудержимой тяге к знаниям сын бедного крестьянина сумел получить академическое образование и стать педагогом и признанным мастером в области живописи. 


          В самом начале творческого пути Александру Фищеву было суждено овладеть ремеслом иконописца и несколько лет плодотворно трудиться над украшением православных храмов в Глазовском уезде Вятской губернии.


          Следует отметить, что в истории русского изобразительного искусства второй половины XIX века и начала ХХ-го присутствует целая группа живописцев  – выходцев  из  крестьянского сословия. Эти народные самородки, чей художественный дар проявился еще в раннем детстве, получили свое начальное художественное образование в мастерских иконописцев и довольно долго занимались росписью церквей и написанием икон. И только затем они поступали в Петербургскую Академию художеств или в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Среди них следует упомянуть имена Василия Максимова (1844-1911), Абрама Архипова (1862-1930) и Филиппа Малявина (1869-1940).


          От потомственных иконописцев вели свое происхождение такие известные мастера живописи как Андрей Рябушкин (1861-1904) и Аркадий Пластов (1893-1972), а также художники и реставраторы из рода Кориных: Алексей (1865-1923), Павел (1892-1967) и Александр (1895-1986). В иконописной мастерской началось самобытное творчество сына городского сапожника Кузьмы Петрова-Водкина (1878-1939).
Подобный путь было суждено пройти и Александру Фищеву. 


          Художник родился 28 августа (9 сентября) 1875 года в селе Богородском (сейчас поселок Кумёны Кировской области), стоявшем в  60 верстах от губернского города Вятки. Его отец был старым солдатом, отслужившем 25 лет в армии императора Николая I. Как вспоминал сам художник, «вернулся Владимир Прокопьевич домой в 47 лет, получив суровую жизненную закалку. Через четыре года овдовел и женился вторично на 34-летней вдове из деревни Мухинской Степаниде Зотовне… Я был третьим ребенком. Отношения между отцом и матерью сложились хорошие...».


          Жила семья Фищевых очень бедно. По словам Александра Владимировича, «общество выделило отцу землю в размере одной душовки (на одного человека). Душовка представляла собой пять полосок земли, примерно метр каждая, разбросанных в трех полях. Отцу дали выморочные пустоши. Земля была твердая, никогда не видавшая навоза, поэтому хлеб родился плохо…».


          Крайняя бедность вынуждала всех членов семьи бывшего солдата батрачить на полях богатых соседей. Однако, несмотря на всю скудость своей жизни, родители Саши решили отправить младшего сына, проявлявшего охоту к грамоте, сначала в церковно-приходскую школу, а затем в Куменское мужское начальное училище. Как вспоминал А.В. Фищев, в школе «тому, кто не понимал излагаемого или не хотел понимать, знания «вкладывались» в голову при помощи длинной линейки, которая все время находилась на столе, рядом с учительницей. Учеников в наказание ставили в угол на колени на весь урок, оставляли без обеда, а один раз ученика пороли розгами...».


          В третьем классе училища Саша увлекся рисованием. По его словам, «сначала, подражая маме, вырезал фигурки человечком, животных, птиц и даже целые сцены, например, лошадку, запряженную в сани, с седоком, а затем стал рисовать. 


          В школе я уже рисовал так, что за мои рисунки ребята давали то лист бумаги, то полкарандаша или хлеба. Учительница Антонина Константиновна молчаливо меня поощряла…
Я как-то сделал рисунок с олеографии довольно недурно. Отец показал его резчику, седовласому старику, живущему в подвале под церковью. «Из вашего мальчика может получиться хороший резчик, - сказал он, посмотрев рисунок...».


          В марте 1885 года умирает отец мальчика. Спустя два года Саша Фищев окончил Куменское мужское училище. Но материальное положение семьи оставалось очень тяжелым и Саше пришлось идти в «люди». По словам сына А.В. Фищева Михаила, «много верст отмерил он пешком по родному краю и далеко за его пределами, вплоть до Москвы, … брался за любую тяжелую и трудную работу: посудомойщика в трактире, рабочего в кирпичном сарае, столяра и плотника…».


          Но при этом Саша Фищев не забывал о своей мечте получить образование. Весной 1890 года молодой человек приходит в Вятку и устраивается в услужение к местному художнику Власову. Но вместо обучения живописи юношу отправили красить своды в одном из храмов Слободского уезда. Задремав во время работы на лесах, Саша едва не сорвался вниз с большой высоты на чугунные плиты и был немедленно уволен.


          В 1892 году Саша Фищев принимает предложение односельчанина поступить послушником в Александро-Невский общежительный мужской монастырь, где можно было научиться какому-нибудь мастерству. Обитель была открыта в 1890 году в красивом лесу в семи верстах от Вятки и пользовалась большой популярностью среди паломников.


          В монастыре юноша сначала трудится на кухне и поет в церковном хоре, а затем вяжет рамы и табуретки в столярной мастерской. Но вскоре в его судьбе происходит счастливый поворот. Весной в Филейскую обитель для выполнения живописных работ для нового храма приезжает вятский художник Суворов. Узнав о художественных способностях Саши, приезжий мастер попросил перевести юношу к нему в мастерскую. Как вспоминал А.В.Фищев, «Петр Дмитриевич, как звали живописца, оказался прекрасным человеком. С первых же дней он стал показывать мне, как рисовать с натуры… Я скоро понял, чего не хватает в моих рисунках. С жаром принялся изучать все стадии живописных работ:  приготовление шпаклевки, грунтовку, калькирование, рисование при помощи клеток, приготовление олифы, терку красок, рисование, копировку и прочее. 


          В течение лета написали иконы и иконостас новой церкви. Всю подготовительную работу – подмалевку, всевозможную отделку, подписи – делал я…».


          По окончании работ Петр Суворов уехал к семье в Вятку. После его отъезда Саша пишет образа для церкви монастыря. Но монастырская жизнь была не для него и в 1894 году юноша покидает Филейскую обитель.


          Бывший послушник несколько месяцев работает у вятского живописца Черногорова, выполнявшего заказы для церквей. Набив руку в храмовой живописи, Александр возвращается в родное село Кумены, где работает на местный храм. В конце июля 1895 года он едет в Казань и поступает в мастерскую художника Семенова, где в свое время учился его благодетель Петр Суворов. Мастерская выполняла множество работ по «благоукрашению» храмов в Казанской, Вятской и других епархиях. Там А.В. Фищев, помимо икон, рисует картины на продажу и чеканит золотые фоны для образов. Но жалования на жизнь и помощь родным молодому человеку, чей возраст уже достиг 20-ти лет, все-таки не хватало. 

А.В. Фищев. 1898 год

          В 1896 году Александр уходит из мастерской и плывет на пароходе в Вятку к подрядчику Ильину, который тут же поручил ему написать иконостас. Затем Ильин предлагает юноше новую работу – отреставрировать образа и иконостас в холодной церкви села Полынка Слободского уезда. После окончания работы в Полынке Александр в поисках небольших заказов начинает переезжать из села в село.


          В течение XIX века по всей Вятской губернии один за другим основываются новые православные приходы. Со временем здесь постепенно росла численность населения городов и сел, заселялись пустующие земли, а большие участки леса вырубались и распахивались под пашню. 


          Крестьянам, селившимся в дальних деревеньках и починках, было весьма затруднительно добираться по разным нуждам до села, где стоял их приходской храм. И прихожане начинали хлопоты о возведении поблизости от их селений новой церкви. Поэтому многие большие сельские приходы дробятся на несколько поменьше. 


          В городах и больших селах, по мере роста числа жителей, тоже строились новые храмы. Также сносились тесные и обветшавшие старые церкви, а на их месте возводились более просторные и представительные. Здания других храмов расширялись путем пристройки к ним новых приделов.


          И во всех только что возведенных и перестроенных церквях требовалось обустройство новых иконостасов. Кроме того, прихожане считали своем долгом украсить стены и своды храма орнаментами и иконными изображениями Иисуса Христа, Богоматери, апостолов и святых, а также сценами из Священной истории и Страшного суда. 


          Поэтому в Российской империи в конце XIX-го и в начале ХХ века ремесло иконописца было очень и очень востребованным. Немало мастеров, кто в одиночку, кто целыми артелями, без устали разъезжали по всей Вятской губернии, принимая у приходских общин заказы на роспись храмов, написание или подновление отдельных икон и целых иконостасов. Одним из таких странствующих «богомазов» и стал Александр Фищев.


          Несмотря на отсутствие законченного художественного образования, молодой художник сумел пройти большую практическую школу. Благодаря своему опыту, способностям и упорному труду он выглядел очень достойно на фоне других вятских мастеров церковной живописи. Заказчикам нравилось, что писал иконы Александр Фищев весьма качественно и за работу при этом брал недорого. 


          Художник Фищев так писал одному из своих заказчиков: 

 

          «Я получил Ваше письмо, в котором Вы пишите, какая Вам нужна живопись. Я работу ценю по самой умеренной цене
          4 образа  на парусине по 25 р. каждый.
          Богоматерь – 25 р.
          6 двунадесятых праздников, каждый по 25 р.
          Пророк Илья на огненной колеснице – 25 р.
          Николай Чудотворец с чудесами – 40 р.
          Подрамники и парусину беру за свой счет…» 


          В 1897 году его приглашают в Глазовский уезд на большую работу – написать образа и иконостасы для новых церквей сел Порзи (сейчас – село Парзи Глазовского района Удмуртской Республики) и Пыбья (село Кестым Балезинского района УР). 


          В 1852 году в селе Порзи «тщанием и иждивением» местных крестьян-удмуртов была построен деревянный Троицкий храм «на каменном фундаменте». Спустя 30 лет церковь стала мала для прихожан, и основатель села – протоиерей Петр Мышкин, известный вятский миссионер и просветитель, задумал построить каменный храм. В июле 1884 года церковь была заложена «на новом месте, в версте от старого села, на высокой горе, среди леса». На возведение храма о. Петр лично производил среди прихожан сбор хлеба, льна, масла, яиц, а также холста и денег. Церковь строили только в летние месяцы, и потому работы там продолжались 15 лет.

Село Кестым (Пыбья) Глазовского уезда. Церковь(ГАКО.0122)

          Старая Порзинская церковь была продана в недавно образованный приход в соседнем селе Пыбья (Кестым). После перестройки на новом месте ее освятили в 1900 году во имя Св. Апостола Филиппа.

 

          Кроме того, в уездном городе Глазове в недавно построенном каменном Преображенском соборе шло устроение новых престолов. Согласно ведомостям храма, в 1894 году главный средний престол в честь Преображения Господня был отстроен и освящен «трудами одного из священников местного причта». Правый придел «во имя Божией Матери Черниговской отстроил единственно на собственные средства глазовский купец Петр Васильев – староста храма, употребивший на сие благое дело 2700 рублей, и … сей придел был освящен 21-го июня 1896 года».

Глазов. Вознесенско-Преображенский собор. Начало ХХ в.

Художник Татьяна Дедова

          Как писала в 1896 году газета «Вятские губернские ведомости», «при полной недостаточности средств в соборе» купец Васильев «устроил на свои средства в правом приделе иконостас, престол, жертвенник и все потребное для нового алтаря… Иконостас резал известный своим искусством резчик г. Загуменов. Все иконы для иконостаса работаны по заказу в Москве художником г. Шокаревым. Иконостас пока не позлащен… Слышно, что духовенство собора приступило к устройству и третьего иконостаса». Левый придел во имя Святого пророка Илии будет отстроен «на церковные средства» и освящен только в 1905 году.

Село Кестым (Пыбья) Глазовского уезда. Церковь(ГАКО.0152)

          Поэтому работы в Глазовском уезде Александру Фищеву хватало с избытком. Согласно письмам, отправленным художником к матери, к январю 1897 года для церкви села Пыбья он написал три образа и иконостас и жаловался, что «в Глазове в церкви работы очень много, одному не переделать».

          В феврале 1897 года он приехал в Порзи и уже к апрелю написал образа и иконостас, а также расписал стены в новом храме. По словам А.В. Фищева, в Порзи «из Глазова приезжали исправник и председатель управы, всем работа очень понравилась… ».

          После работы в Порзях и в Глазове художник едет в том же 1897 году в Песковский завод Глазовского уезда, где «взял дела на 400 руб.», а также пишет образа для новой церкви в селе Дебы и берет заказ на работу в храме села Укан. Летом он снова едет в Слободской уезд, в село Полынку, где «было много работы». В письме матери Александр сообщает: «одному очень трудно, ищу помощника».

          В одном из своих деловых посланий того времени А.В. Фищев пишет:

          «Многоуважаемый батюшка!

          Я слышал, что Вам нужен живописец для Вашей церкви, то я со своей стороны, как знающий свое дело, готов предложить Вам свои услуги. Занимаюсь самостоятельно.

          В селе Полынка, Слободского уезда, мной написаны образа и иконостас в холодной церкви, а также стенная живопись в холодной и теплой. Все моей работой остались довольны.

          Окончил иконостас и стенную живопись в церкви с. Порзи.

          В настоящее время работаю в Песковском заводе, в селе Дебы и для Уканской церкви…».

          В 1898 году он трудится уже в Вятке - пишет настенную живопись в Троицком кафедральном соборе. А заодно в Глазовском уезде расписывает иконостас для нового храма, возводимого на станции Яр Пермской железной дороги.

Село Верх-Парзи. Свято-Троицкая церковь. Начало ХХ века. Художник Дедова Татьяна Павловна

          В 1899 году года художник снова берет подряды в Полынке и Глазове, и несколько раз посещает село Порзи. Тогда же, 11 февраля 1899 года, епископ Вятский и Слободской Алексий (Опоцкий) посетив село Порзи, освящает там 12-купольный каменный храм в честь Святой Троицы. Но и после освящения новой церкви работы у художника там оставалось еще много. Сохранилась фотография конца XIX – начала ХХ века, где настоятель Свято-Троицкой церкви протоиерей Петр Мышкин позирует в храме на фоне великолепного резного иконостаса, расписанного Александром Фищевым. И на том снимке заметно, что боковые рамы иконостаса пока еще остаются пустыми.

          В Порзях художник работает уже с помощником – мальчиком. Но вскоре он жалуется на него матери: «ученик Миша пишет красками очень безобразно и вяло».

          Попутно Александр Владимирович исполняет заказы для храмов в родных Куменах и в соседнем селе Быково, а также для села Балезино Глазовского уезда. В Глазове он пишет иконостас и стенную роспись в новой Георгиевской церкви, устроенной на месте городской часовни.

          9 октября 1899 года Фищев сообщает материв в Кумены:

          «Получил 25 р. за клейма в Царские врата Глазовской церкви. Сейчас везу туда же 2 образа. Мишу везу домой. Он неспособный и нестарательный. Купил шубу за 17 рублей. Работы очень много, предлагают 3 иконостаса. Мишу оставил, плачет. На днях пригласили в с. Пыбье и Полынку». В январе 1900 года художник живет в Глазове, где «взялся писать 2 иконостаса», и все-таки отправляет нерадивого ученика в Вятку.

          Но, несмотря на немалые заработки и заслуженную репутацию хорошего иконописца, Александр Фищев все же не оставляет мечты продолжить свои образование. В сентябре 1900 года его без экзаменов принимают в Казанскую художественную школу. Но, по словам художника, «наверное, во всей школе я был единственным без материальной поддержки извне». Ему, как сыну крестьянина, приходилось полагаться только на самого себя. И, судя по его письмам матери, он продолжает, как иконописец, трудиться в Вятке и Глазове.

          В октябре 1900 года А.В. Фищев пишет в Кумены: «Из Вятки выехал 3 октября. В Глазове живу в своей квартире … за 7 рублей в месяц. У хозяев столуюсь, за все 15 р. Работа есть и много… Живу в двух удобных комнатах, большие, чистые, с мебелью. Моют, подметают, отапливают, освещение, питание…» Но уже в ноябре художник меняет квартиру в Глазове на более дешевую – «трехрублевую».

Трудясь в Глазове, художник то и дело выезжает в Вятку, где исполняет заказы для местных монастырей и храмов. В январе 1901 года он последний раз пишет матери из Глазова, а затем переезжает для работы в губернский город.

          В годы «безбожных пятилеток» 1930-х годов все храмы Глазовского уезда, где работал А.В. Фищев, были закрыты, В 1936 году был полностью разобран на кирпичи Свято-Троицкий храм села Порзи, а в начале 1960-х – снесен до основания Преображенский собор города Глазова. Церкви сел Кестым и Укан были перестроены и переданы под школы и культурные учреждения. Все храмовые иконостасы и большая часть икон были или выброшены, или разрублены и сожжены. Но к счастью, на старых фотографиях начала ХХ века, хранящимся в фондах Центрального государственного архива Кировской области, остались запечатленными образа и иконостасы, исполненные художником в селах Порзи и Пыбья (Кестым), а также многие иконы и росписи в Глазовском Преображенском соборе и храме села Укан.

Церковь в Верх-Парзях. Начало ХХ века (ГАКО. Фотофонд 0092)

          С 1903 года Александр Фищев начинает давать в Казани частные уроки рисования, преподает изобразительное искусство и черчение в духовной семинарии и в Ольгинском приюте. В 1907-м он заканчивает Казанскую художественную школу и едет в столицу Российской империи. Там А.В. Фищев успешно учится в Петербургской Академии художеств (1907-1914), на высших педагогических курсах Академии художеств (1908-1909) и в Императорском Археологическом институте (1910-1915). Помимо учебы, он преподает в петербургских школах и гимназиях. Время от времени Александр Васильевич продолжает выполнять иконописные работы в Вятке, Казани и Санкт-Петербурге. В 1911-1912 годы он принимает участие в работе II Всероссийского съезда художников.

          В голодные годы гражданской войны А.В. Фищев вместе с семьей возвращается в Кумены, где работает секретарем уездного совета и председателем отдела народного образования. С 1922 года он живет в Вятке, где трудится как преподаватель пединститута и как научный сотрудник-этнограф, пишет картины для местного исторического музея.

          Из-за болезни сына семья Фищевых в 1925 году переезжает в маленький вятский уездный городок Малмыж. Там Александр Владимирович продолжает преподавать в местных техникумах, пишет копии известных картин и портреты вождей для советских учреждений. В 1936-1939 годы он работает в художественных мастерских в Ленинграде.

          В 1947 году верующим города Малмыж был возвращен закрытый несколько лет назад Богоявленский собор. И старый художник вновь применяет на деле свое былое мастерство иконописца. За 1949-1951 годы он восстанавливает в городском храме настенные росписи и пишет новые образа для иконостаса. По словам протоиерея Алексия Сухих, ставшего в 1984 году настоятелем Богоявленского собора, «это хорошо написанные иконы в иконостасах и довольно талантливо исполненный алтарь летней церкви (до сегодняшнего дня алтарная роспись не сохранилась). Правда, живопись несколько отличалась от той, старой, что сохранилась на стенах и куполе холодного храма, но и новая органично вписывалась в общий интерьер». Иконостас Малмыжского храма остается единственным и хорошо сохранившимся до наших дней образцом творчества вятского художника в области иконописного искусства.

          За всю свою долгую творческую жизнь Александр Фищев написал свыше ста картин, портретов, пейзажей, исторических картин. Им были исполнены сотни этюдов и акварелей, заполнены десятки альбомов с рисунками и набросками. Художник неоднократно участвовал в выставках в Вятке, Куменах, Нолинске, Уржуме и Малмыже.

          Александр Владимирович Фищев ушел из жизни 6 апреля 1968 года в г. Малмыж, в возрасте 93 лет. До сегодняшнего дня в малмыжском доме Фищева прямые наследники художника бережно хранят картины и рисунки отца, семейный архив, старинные вещи и библиотеку, организуют выставки его работ. Работы художника хранятся в музеях Кирова, Санкт-Петербурга, Старой Ладоги, Казани, Днепропетровска, Малмыжа и Кумен. На стене доме художника была размещена памятная мемориальная доска.

         

          В 1985 году усилиями Михаила Фищева была издана автобиографическая книга его отца – «Воспоминания художника». В 2007 году бывший настоятель Малмыжского собора – известный вятский краевед и издатель из города Вятские Поляны протоиерей Алексий Сухих подготовил и под названием «Гармония Земли и Неба» выпустил в свет альбом графических работ, дневников и писем юного А.В. Фищева. Благодаря этим книгам и стал возможным наш рассказ о раннем периоде творчестве художника и малоизвестной странице истории Русской Православной Церкви  в Северной Удмуртии.

Автор: Г.А. Кочин, научный сотрудник музея отдела истории.

Глазовский краеведческий музей

© МБУК «Глазовский

краеведческий музей»

Положение о конфиденциальности

Мы на связи

Телефон: 8 (34141) 3-66-66

Email: gkm01@inbox.ru

Адрес

г. Глазов, ул. Кирова, 13, 

427620, Россия