Город Глазов в 1943 году. Свет и тени

18.05.2020 г.

          Все дальше и дальше уходят в прошлое суровые годы Великой Отечественной войны. Уже три четверти века отделяют нас от того непростого времени. С каждым дней остается все меньше и меньше тех, для кого война – не просто страница в учебнике или кадры кинохроники, а живая и горькая память о пережитом, голодное детство и нелегкая юность. 


          Но прошлое не уходит бесследно. О том, как жил в далеком военном 1943-м году город Глазов, мы можем узнать из рассказа очевидца или из книги историка. Перелистаем пожелтевшие листы архивных дел и бережно раскроем хрупкие и ломкие страницы городской газеты «Ленинский путь»...


          Тяготы  военного времени


          Глазов военной поры... Деревянный городок на берегу Чепцы переполнен беженцами из захваченных врагом областей Советского Союза. 

Город Глазов. Улица Революции. 1930-е годы

           Как и по всей стране, в Глазове остро не хватает продовольствия и промышленных товаров. Продукты, выдают строго по карточкам, а обувь и одежду можно получить только по ордерам. Нет даже мыла, и люди моются щелоком, который добывали, заливая кипятком печную золу. 


           Как вспоминали жители города, «чтобы получить свой паек хлеба, надо было простоять в очереди несколько часов. Мы получали хлеб по карточкам, который выдавался очень строго, приходилось ждать часа четыре, прежде чем получить свою норму». Таковы были реалии военного времени.


           Недостаток продовольствия и предметов первой необходимости вынуждал глазовцев идти на рынок или на поклон к спекулянтам. Цены на основные продукты, такие как хлеб, мука, масло, сахар, по сравнению с довоенными, выросли в 1943 году в 20-40 раз. Если в начале войны на глазовском рынке 1 кг картошки стоил всего 50 руб., то в 1943-м он уходил уже 2200 руб. за кило. А килограмм ржаной муки, стоивший в 1941-м 250 руб, спустя два года продавался за 6000 руб. 


           По словам глазовчанки З.А. Филатовой, работавшей в годы войны секретарем-машинисткой в ФЗО-14, «я всегда была голодна, паек служащих был небольшой, а буханка хлеба на базаре стоила 300 рублей, т.е. вся моя зарплата».


           Что же в рот бы положить?


           Выручали горожан в то тяжелое время природа и ближайшие к Глазову деревни. С приходом весны начинала прорастать трава. В еду шли все съедобное: лебеда, крапива, хвощ полевой (в просторечии пестики). Летом люди шли в лес, собирали и сушили на зиму грибы и ягоды. 


           Большой удачей считалось достать жмых (то, что оставалось от семян льна после того, как из них было выжато масло). Это были маслянистые, черные и очень твердые кусочки. Но и взрослые, и дети грызли их с громадным удовольствием. Очень выручал овес, который выращивали на подсобном хозяйстве при предприятии или покупали на рынке. Зерна овса подсушивали на печке и грызли их. Из муки заваривали кисель, пекли лепешки. Ловили и ели голубей.


           В голодные времена рабочих иногда выручали «стахановские» добавки за хорошую работу в виде каши-концентрата (полуфабриката каши), немного сахарного песка и растительного масла. На табачной фабрике раз в месяц работники получали по бутылке водки и по пачке папирос, чтобы обменять на хлеб. За бутылку водки в городе давали буханку. 


           Но, несмотря на все усилия, в войну чувство голода  оставалось постоянным спутником многих горожан.  

Город Глазов. На улице Кирова (Вятская). 1948-1952 годы. Фото Сергея Лыскова

          Что бы на ноги надеть?


          Не лучше было и с одеждой. Донашивали вещи, оставшиеся еще с довоенных лет: фуфайки, телогрейки, старые пальто. На ноги надевали валенки. Но самой распространенной обувью стали обычные лапти, которые на рынке стоили 100-150 руб. за пару. Для прочности лапти подбивали колодками, а для тепла ноги обматывали портянками. Зимой детям приходилось сидеть дома, так как не было теплой одежды...


          В годы войны государство в первую очередь поддерживало рабочих предприятий, работавших на оборону и семьи фронтовиков. 29 июля 1943 года газета «Ленинский путь» писала: 


          «Работа по государственному обеспечению и улучшению материально-бытовых условий семей военнослужащих значительно улучшилось. За второй квартал с. г. оказана одновременная денежная помощь в сумме 23 тысяч рублей. Предоставлены лучшие квартирные условия 70 семьям, больше тысячи семей получили помощь в одежде и обуви, приняты в детские учреждения 291 человек детей. Устроены на работу 123 человека. Много внимания уделялось вопросам снабжения земельными участками и семенами...


          Но немало и таких организаций, руководители которых не уделяют должного внимания семьям военнослужащих. Жене военнослужащего тов. Горбушиной, руководитель т. Елькин не нашел нужным помочь в доставке дров, а Гортоп вернул деньги ее обратно. Директор мясокомбината т. Ушаков не нашел средств для приобретения путевок в лагерь детям фронтовиков...». 

Город Глазов в 1948-1952 годы. Фото Сергея Лыскова

          Чтобы тело и душа были молоды...


          Однако быт горожан не ограничивался только работой и хлебом насущным. В монотонной череде дней люди находили время и для пищи духовной. Летом в городском саду работала танцевальная площадка, играл городской оркестр. Были открыты двери кинотеатра «Свобода» на бывшей Соборной площади и кинотеатра механического завода. 


          В июле 1943-го газета «Ленинский путь» писала: 


          «За первое полугодие абонемент библиотеки «Короленко» посетило 10.502 человека. Выдано на дом книг 12.123 экземпляра. 


          Большой спрос на книги об отечественной войне И. Эренбурга «Ожесточение», А. Толстого «Я призываю к ненависти», рассказы и очерки об отечественной войне Александрова «Враг будет разбит»».

Город Глазов. Кинотеатр «Свобода». 1940 год. Вид со стороны улицы Революции

          Не забывали в Глазове и о спорте. Известно, что на 8 августа 1943 года в городе Ижевске были намечены республиканские соревнования по плаванию – километровый заплыв для женщин и двухкилометровый для мужчин. Для участия в соревнованиях каждый город Удмуртии должен был прислать команду из трех женщин и пяти мужчин. 


          С целью подготовки к соревнованиям в Глазове прошло совещание физкультурного актива пловцов совместно с партийными, комсомольскими и общественными организациями. Было решено немедленно начать на Чепце тренировку пловцов. 29 июля мастер спорта СССР Л. Шнеерсон публикует заметку в глазовской газете: 


          «В команде нет пловцов-разрядников, но есть немало способной молодежи, с которой при надлежащей тренировке можно добиться незаурядных результатов. К таким относятся 16-летний Мартьянов (мебфабрика), Дружинина («Динамо»), Климов и др.


          Однако на первых же тренировках нам пришлось встретиться с рядом трудностей. Для выработки выносливости, дыхания у гребцов, необходимо проходить на каждой тренировке от 1 до 3, даже 4 километров, но сильно обмелевшая река имеет такие места, где невозможно проплыть. Не ладится и с обеспечением врачебным наблюдением и лодкой для сопровождения пловцов...


          С целью популяризации водного спорта и массовой сдачи норм ГТО 1 августа будут проведены городские соревнования по плаванию. Для этого на реке будет построен плавучий бон с дорожками на 100 метров. К соревнованиям хорошо готовится недавно созданная секция плавания «Динамо». Ежедневно утром на тренировку приходит 20-25 человек. Хороший пример следовало бы позаимствовать и другим спортивным организациям...»


          «Ликвидировать нетерпимые безобразия...»


          Отравляли глазовчанам жизнь и многочисленные бытовые неурядицы. 12 августа 1943 года один из авторов глазовской газеты, скрывшись за псевдонимом «Корреспондент», прошелся каленым железом по виновникам этих безобразий:


          «Об улучшении питания в столовых механического завода говорят много. Однако до сего времени в столовых грязь и тараканы, посуды недостаточно, очереди и давка, многие рабочие и служащие вынуждены терять на обед по 1,5 и более часа, обслуживающий персонал груб, пища невкусная. Эти вопиющие безобразия совершенно нетерпимы. Пора уже строго наказать бездельников из Общепита и ОРСа и рабочего контроля завкома.


          Часть рабочих и служащих завода остро нуждаются в одежде и обуви. ОРС и завком обязаны чутко отнестись к ним. У нас же сильно развит «блат». Завком только беспомощно разводит руками и иногда способствует этим безобразиям...  

Город Глазов. На улице Молодой Гвардии. Фото Сергея Лыскова

          Старший же мастер Суслов использует сапожную мастерскую в личных интересах, а начальник подсобных предприятий Смольников проявляет бесконтрольность, поэтому обувь ремонтируется долго и скверно...


          Усиленно поработав, каждый рабочий, естественно, жаждет хорошего и культурного отдыха. Но какой может быть отдых в общежитиях, в которых «миллионы» клопов...


           Дирекция, парторганизации, завкому надо повернуться лицом к вопросам о людях и путем принятия решительных мер навести в этом деле надлежащий порядок».


          Северная Удмуртия – фронту


          Несмотря на все лишения, жители города и Глазовского района, не щадя сил, трудятся на заводах и в мастерских на нужды фронта. 

Агитационные плакаты времен Великой Отечественной войны

          Город давал винтовочные и пулеметные патроны, деревянные ложа для прикладов винтовок, продовольствие и табачные изделия. В Глазове и окрестных деревнях делали для бойцов Красной Армии лыжи и лопаты, телеги, сани и веревки, валяли валенки, шили армейские полушубки, одеяла и кожаную обувь, вязали чулки и носки, рукавицы и перчатки. К 1943 году предприятиям города удалось увеличить выпуск продукции, по сравнению с 1940-м, почти в два раза.


          1 мая 1943 года глазовская газета «Ленинский путь» писала: 


          «...Досрочно выполнила производственную программу мебельная фабрика, давшая к 27 апреля 125 процентов задания... Значительный сдвиг по сравнению с предыдущими месяцами дала артель «Швейпром». В этом коллективе нет ни одного рабочего, не выполняющего норм выработки...  Артель насчитывает 9 двухсотниц, трое рабочих средние месячные нормы выполнили на 300 процентов...»


          Все для фронта, все для победы


          Не только трудом, но и своей трудовой копейкой стремились глазовчане помочь своей армии, чтобы приблизить победу над врагом. 


          Еще с 1941 года глазовчане сдавали свои деньги, облигации и ценности в только что открытый Фонд обороны, открытый по инициативе снизу. С большим подъемом проходил сбор средств на строительство танковой колонны «Колхозник Удмуртии». Комсомольцы города и района собрали более 300 тыс. руб. на строительство звена боевых самолетов «Глазовский комсомолец». А в школах дети вместе с учителями собирали металлолом и лекарственные травы, добывая средства на танк «Пионер Удмуртии».

 

          1 января 1943 года в глазовской газете была напечатана телеграмма руководителя страны Иосифа Сталина на имя секретаря Удмуртского обкома ВКП(б) Чекинова:


          «Передайте колхозникам и колхозницам Удмуртской Автономной Советской Социалистической Республики, собравшим 41 миллион рублей на строительство танковой колонны «Колхозник Удмуртии»,  –  мой братский привет и благодарность Красной Армии».


          10 февраля 1943 года от жителей города и района была направлена на фронт делегация с продовольственными подарками бойцам и офицерам Красной армии общим весом в 12 тонн. Её сопровождал Илья Васильевич Николаев, третий секретарь Удмуртского обкома партии – председатель республиканского комитета помощи раненым бойцам и командирам Красной армии.  Полгода спустя, 8 октября, со станции Глазов в город Ельня, освобожденный от врага в конце августа, отправились еще 6 вагонов подарков. 

Отправка помощи освобожденным районам от трудящихся Удмуртии

          Трудящиеся Глазова оказывали также помощь и областям страны, только что очищенным от фашистских оккупантов. В ноябре 1943 года, коллектив артели «Швейпром» послал на запад три швейные машины и специалистов-портных. А в декабре для восстановления промышленности в освобожденные районы глазовчане отправили 35 вагонов различного оборудования, инструментов и материалов.


          Священный долг каждого гражданина СССР


          В 1930-1940-е годы одним из главных способов привлечения средств  граждан для нужд промышленности и обороны была подписка на облигации различных государственных займов. Часто бывало, что эти ценные бумаги распространялись насильно, под настойчивым давлением властей. Но в военное время приобретение облигаций становится одной из важнейших форм помощи стране и фронту.


          Подписка на военные займы проводилась везде: на заводах и фабриках, в колхозах и совхозах, в армии и партизанских отрядах. Случалось, что подписывалось даже население, находящееся на территории, оккупированной врагом.  По мнению историков, ни в одной другой стране на¬селение не внесло такой огромный личный финансовый вклад в разгром врага, как в СССР. 

Подписка на Второй государственный военный займ в одной из Гвардейских лётных частей.

Лето 1943 года

 

          По словам очевидцев, «в учреждениях, организациях, предприятиях подписка протекала быстро. Придешь получать зарплату, а тебе объявляют решение общего собрания или постановления месткома о том, что все члены коллектива решили подписаться на полуторамесячную зарплату и... получаешь вместо денег облигации. Партийные и комсомольцы подписывались на большую сумму, чтобы показать пример.


          Агитаторы, организаторы подписки на заем в ходе подписной кампании применяли различные методы, в зависимости от своих способностей. В ход шли и личные отношения, и высокий пафос переживаемого страной момента и даже угрозы. «Что ты такой несознательный, мало даешь взаймы государству. Может быть, ты не хочешь помочь Родине в трудную минуту или, может быть, ты желаешь ей поражения?»».

Агитационный плакат Второго государственного военного займа. 1943 год

 

          Очень трудно было проводить подписку в селах, так как она проходила только за наличные, а у крестьян свободных денег на руках не водилось. Им приходилось ехать на базар и, продав там свои «излишки», вносить наличные деньги на заем. Поэтому агитаторам там приходилось непросто. «С одной стороны они видели, что человеку просто нечем платить, а с другой - не выполняешь поручение руководства и общественных организаций. И терпели они, когда их и водой обливали, и слов обидных много выслушивали, а иногда и кольями по спине «угощали». Утешало их одно - деньги нужны были фронту для Победы...»


          Отдадим наши сбережения взаймы государству...


          Всего в 1942-1945 годы были проведены четыре военных заема, выпущенные в виде облигаций разного достоинства. Весной 1943 года постановлением Совета Народных Комиссаров СССР был объявлен Второй Государственный Военный Заем. В Глазове и районе вся необходимая сумма была собрана всего за один день.

Облигации Второго Государственного Военного Заема 1943 года на 25 и 50 рублей

 

          5 июня газета «Ленинский путь» сообщала:

          «Весть о выпуске ...Займа быстро разнеслась по механическому заводу. В 5 часов 20 минут во всех цехах среди рабочих первой смены состоялись короткие митинги, посвященные подписке на новый заем».

 

          В инструментальном цехе после митинга мастер Авакумов, «подписываясь на 1500 руб., 500 руб. вносит наличными. Начальник цеха Айрапетов сразу внес всю подписную сумму 2000 руб. Инвалид Отечественной войны стахановец Шабалин, постоянно выполняющий норму на 200-250 проц., подписался на 3000 руб... В течение полчаса все рабочие дневной смены цеха оформили свою подписку на заём в размере 140 проц. к месячному фонду оплаты.

 

          С огромным успехом прошла подписка и в других цехах завода. К концу работы все рабочие дневной смены были охвачены подпиской...».  

Подписка на государственный военный заем 1942 г. на одном из заводов

          В райпромкомбинате «особенно активно прошла подписка среди рабочих швейного цеха. После короткого собрания один за другим рабочие подписывались на полутора и двухмесячный заработок. Портной В.И. Ашихмин подписался на 700 рублей и тут же внес эту сумму наличными, а облигации займа сдал в фонд обороны...»


          На табачной фабрике всего за час «подпиской были охвачены 95 процентов работающих.


          На митинге с горячим призывом, дружно провести подписку и сбор денег на займ, выступила работница тов. Миклина. Она заявила: «Поможем Красной Армии громить врага не только стахановским трудом, но и отдадим наши сбережения взаймы государству, чтобы увеличить производство военного оружия. Я с радостью подписываюсь на полуторамесячный заработок, всю сумму вношу наличными и призываю весь коллектив фабрики последовать моему примеру»...». 

          Не пожалеем ничего... 


          То же самое происходило и в деревнях Глазовского района. 


          В Лудошурском сельсовете, «после коротких собраний и митингов началась дружная подписка на заем. Члены сельхозартелей нашего сельсовета за один вечер дали взаймы государству 195 тысяч рублей наличными. Актив сельсовета, в лице 26 человек, подписался на 198 тысяч рублей и внес наличными 40 тысяч рублей. 


          Председатель колхоза Удм. Парзи тов. Жуйков подписался на 15 тысяч рублей, внес наличными 2 тысячи рублей. Колхозники колхоза Удм. Парзи дали взаймы государству 45 тысяч рублей.


          Труженики колхоза Т. Парзи, все как один, дружно подписались на новый заем и тут же 79 тысяч рублей внесли наличными. Председатель колхоза тов. Касимов подписался на 10 тысяч рублей и 3 тыс. руб. внес наличными...


          С большим подъемом прошла подписка и в других колхозах».

Плакат 1943 года. Художник Леонид Голованов

          В колхозе Мушкашур Ураковского сельсовета «каждое хозяйство подписалось не менее на 1000 рублей. 65-летний старик Верещагин Семен Тихонович, колхозник деревни Ураково, подписываясь на новый заём, заявил:


          - У меня 4 сына на фронте. Чтобы скорей завоевать победу над врагом, нужны средства. Мы не пожалеем ничего, чтобы навсегда изгнать с нашей земли поганых фрицев.


          Он подписался на 1500 рублей и тут же внес  наличными 1000 рублей».

Плакат 1943 года. Художник Леонид Голованов

          От крестьян – защитникам Родины


          Летом 1943 года колхозники из деревни Большие Потапи обратилась к крестьянам Глазовского района с призывом внести свой посильный вклад в фонд здоровья защитников Родины. 12 августа газета «Ленинский путь» писала:


          «С большим подъемом обсуждали обращение колхозников Б. Потапи члены сельхозартели Кочишево. Они вносят в фонд бычка, трех баранов, 50 килограммов шерсти, 30 овчин, 50 пар носок, 20 куриц, 300 штук яиц и молока 300 литров». 


          В Малых Парзях пожертвовали «бычка, 16 овчин, картофеля 1000 килограммов, молока 100 литров, яиц 100 штук, шерсти 16 килограммов, носок 15 пар». Колхозники Тат. Парзей внесли «в фонд здоровья защитников Родины 58 овчин, 48 килограммов шерсти, 40 пар носок и чулок, 5 пар варежек» 6 пар портянок». А в колхозе «Азьлань» отдали «2 тонны овощей и картофеля, 200 литров молока, 600 штук яиц, 10 килограммов шерсти».


          Не надо забывать, что крестьянам жилось в то время очень тяжело и скудно. Они не получали зарплат и продовольственных пайков, как в городах, но при этом платили большие налоги и весь урожай отправляли на нужды фронта. Семьи колхозников зачастую выживали только благодаря своему огороду, домашнему хозяйству с немногочисленным скотом, съедобным травам с полей, грибам и ягодам из леса. И потому для многих селян – татар и удмуртов – даже овчины и 6 пар портянок стали по-настоящему нелегкой жертвой, отданной ими на великое дело Победы.


          В семье не без урода...


          В годы войны люди не теряли веру в грядущую победу. Каждый житель тыла старался внести свой вклад в общее дело и чувствовал себя участником той войны. Но было и другое... 

          28 февраля 1944 года в городе прошла 42-я сессия Глазовского городского совета депутатов, посвященная вопросам «охраны социалистической собственности». На ней перед депутатами с докладом выступил помощник прокурора Глазовского района Шихов.


          По словам докладчика, в Глазове в 1943 году, по сравнению с 1942-м, «значительно увеличилось количество наиболее крупных организованных хищений зерна, хлеба, муки, продуктов и промтоваров». Если в мирное время воровали, прежде всего, деньги, то в войну стали красть продукты питания. В ходе проверок были выявлены хищения на большинстве предприятий города.


          На базе «Заготзерно»  массовыми хищениями зерна занималась целая группа во главе с директором. Все воры были арестованы  и получили по 10 лет лагерей по печально знаменитому указу от 7-го августа 1932 года. В народе его именовали «указом семь-восемь» или «законом о пяти колосках».

 

Погрузка зерна на Глазовском заготпункте. 1930-1950-е годы

          Но это суровое наказание не напугало новых расхитителей. Спустя шесть месяцев проверка выявила кражу нескольких центнеров зерна, совершенную охранниками «Заготзерна». На вырученные деньги ворами были куплены коровы и вещи. И снова всем приговор – по 10 лет.


          В «Госстрахфонде» происходит подобная история. «Путем сверления полов свои работники и городские обыватели расхищали зерно тоннами». Расхитители арестованы. Несколько месяцев спустя еще одна группа воров, не удержавшись от искушения,  крадет там же несколько тонн зерна. Всем –  те же 10 лет лагерей...


          Систематически занимались хищением продуктов...


          На табачной фабрике прокуратура находит растрату на сумму 67 000 рублей. Воры осуждены: двое на 10 лет лишения свободы и один – на 5 лет. Но руководители табачной фабрики и винзавода опять «допустили вторичное массовое хищение водки, табачных изделий – миллионы папирос на громадную сумму. Воры и расхитители преданы суду Военного Трибунала и ... осуждены по 10 лет и к высшей мере соц. защиты – расстрелу». 

Город Глазов. На улице Революции. 1948-1952 годы. Фото Сергея Лыскова

          На патронном заводе № 544 и строительстве № 66 «отдельные работники систематически расхищали горючее – керосин, материальные ценности, хлеб и продукты. Расхитители арестованы, преданы суду и осуждены на разные сроки». В эвакогоспиталях «вскрыт ряд людей, которые систематически занимались хищением продуктов, материальных ценностей, белья и др.». В пехотном училище также удалось раскрыть «хищение продуктов питания».


          На «Хлебокомбинате» группа воров в количестве 10 человек во главе с экспедитором и кладовщиком расхитили несколько тонн хлеба, который «развозили возами по своим квартирам». На льносемстанции заведующий похитил несколько центнеров льносемян «Экстра», «переработал на масло и масло растранжирил». 


          На базе завода № 79 «сливочное масло расхищалось целыми бочками». На Мясокомбинате отдельные работники «резали гос. скот и употребляли мясо для личных целей. Растеряно крупного рогатого скота 33 головы и овец 35 голов». В Сельхозснабе работники похитили 100 кг баббита – ценного сплава-порошка на основе олова или свинца, необходимого для смазки подшипников. 

Город Глазов. Перекресток ул. Первомайской и Молодой Гвардии. 1948-1952 годы.
Фото Сергея Лыскова

          А в Торге были вскрыты массовые хищения рыбы, рулета, пряников и мыла на крупную сумму в 157 746 руб. Из подсобного хозяйства Торга «похищено несколько тонн зерна, мяса и др. продуктов. Расхитители привлекаются к уголовной ответственности и будут осуждены в ближайшее время...»


          К сожалению, несмотря на все строгие меры и большие сроки виновным, проблема хищений и воровства в советском тылу оставалась актуальной вплоть до конца войны. 


          Мы за ценой не постоим...


          Невзирая на все тяготы и лишения военного времени, усугубляемые моральной нечистоплотностью и вороватостью многих должностных лиц, народам Советского Союза в те годы удалось сплотиться воедино против общего врага. Благодаря мужеству, бескорыстию и патриотизму тружеников тыла и бойцов Красной армии, а также руководящей роли советских и партийных органов власти, весной 1945-го все же удалось одержать победу в той долгой и страшной войне. И если это единство и душевная стойкость смогут возродиться в очередную тяжелую годину, то никому нас никогда не победить.


          И нужно помнить все – и хорошее, и плохое. И не забывать о том, какой же безумно высокой ценой досталась народам России и мира эта долгожданная Победа... 

Автор: Г.А. Кочин, научный сотрудник музея отдела истории.

Глазовский краеведческий музей

© МБУК «Глазовский

краеведческий музей»

Положение о конфиденциальности

Мы на связи

Телефон: 8 (34141) 3-66-66

Email: gkm01@inbox.ru

Адрес

г. Глазов, ул. Кирова, 13, 

427620, Россия