Эпоха митингов и съездов.

18.08.2017 г.

 

Глазов в апреле-июне 1917 года

После мартовской эйфории в Глазове, как и по всей стране, разворачивается ожесточенная борьба за власть. Яростные споры шли на митингах и сходах, на улицах, в казармах, за семейным столом…


Новый всплеск такой же всеобщей и бурной активности народных масс повторится лишь спустя семьдесят лет ‒ в годы горбачевской «перестройки». И в 1917-м, и в  конце 1980-х годов население России пыталось ответить, по сути, на один и тот же вопрос ‒ что делать? куда идти? в какую сторону следует направить ход истории огромной страны? 

Первый праздник Первомая.  «Царская» лодка»

18 апреля (или 1 мая по новому стилю) Глазовский гарнизонный комитет организовал в городе на Чепце праздник Международной солидарности трудящихся. До падения царизма этот праздник проходил лишь на подпольных «маевках» и демонстрациях, разгоняемых полицией. Теперь же, впервые в истории Глазова, первомайский праздник отмечался открыто, торжественно и широко. 


В 12 часов дня, на Соборной площади, в присутствии войск гарнизона, учащихся и множества горожан, городское духовенство отслужило «Всенародную Панихиду по борцам за свободу», а оркестр с хором исполнили похоронный марш. После большого митинга с речами на тему «1-го Мая ‒ рабочий праздник» началось «манифестационное шествие с музыкой и песнями» и красными флагами. А вечером, в продолжение торжества, горожанам в Солдатском клубе были обещаны «концерт и танцы»


Одним из пунктов программы праздника стало снятие «царской лодки», на которой в далеком 1837 году переправлялся через Чепцу будущий император Александр II,. Это довольно большое судно, изрядно обветшавшее от времени, много лет хранилось в сквере за Александро-Невской часовней «под особым навесом в окружении проволочной сетки в качестве стен». 

Глазов. Ледоход на Чепце. Начало XX века

После того, как первомайская демонстрация подошла к скверу, ораторы, один за другим, взбираясь на старый кораблик, произнесли перед толпой пламенные речи. Затем «царская лодка» была вытащена на берег Чепцы, «обильно облита керосином» и горящая, спущена вниз по течению «под одобрительные возгласы» солдат и горожан.

Неспокойно на улицах Глазова…

В мае 1917-го обстановка на городских улицах оставалась весьма тревожной. Газеты того времени писали: ««Фараоны» надоели, и, конечно, никто их не жалеет. Но ‒ будем справедливы ‒ прежние городовые были всегда чисто одеты. И главное, с ними считались... Как-никак, а внешний порядок, хотя бы на улицах, был». 


Начальник уездной милиции Шевелев был вынужден напоминать подчиненным: «городские милиционеры, неся охрану, не должны … уходить к соседним лавочкам, дворницким, должны быть опрятно одетыми и вести себя пристойно: не есть, стоя на посту, не собирать вокруг себя для беседы приятелей, не якшаться с праздными людьми…». Естественно, что местный преступный люд не считал нужным считаться с новоявленными «блюстителями порядка».


В мае «ввиду участившихся в Глазове краж и грабежей» городская дума была вынуждена ввести в Глазове «натуральную повинность по охране города». Патрули горожан, «не исключая и лиц женского пола», вооруженные сви¬стками и револьверами с боевыми патронами, забыв про сон, самолично обходили ночью улицы города. Но порядку это помогало мало...

Большевики-глазовцы

До марта 1917 года в Глазове было всего несколько нелегальных групп сторонников партии радикальных социал-демократов ‒ большевиков, мечтавших о полном искоренении класса эксплуататоров. Это были рабочие-железнодорожники, солдаты и офицеры запасного полка, студенты петроградских и казанских университетов. 
 

Руководитель глазовских большевиков Иван Попов

 

18 апреля, в день первомайского праздника, все большевики-глазовцы объединились  в городской партийный комитет во главе со петроградским студентом Иваном Поповым. Благодаря своим вожакам ‒ молодым и целеустремленным, маленькая глазовская организация очень скоро становится одной из самых крепких во всей Вятской губернии. 


Лидера глазовских большевиков Попова запомнили таким: «высокий, сутуловатый, с черной, вихрастой шевелюрой... На трибуну он выходил быстрым, энергичным шагом, с горящими гла¬зами»…» 
 

Руководитель глазовских большевиков Михаил Драгунов

 

Другим руководителем большевиков Глазова стал сын пекаря-кустаря Воткинского завода прапорщик 154-го запасного полка Михаил Драгунов, покорявший однополчан «спокойной, почти мужицкой рассудительностью и выдержкой». 

Председатель Совнаркома РСФСР Даниил Егорович Сулимов

Еще одним из вождей большевиков Глазова был выходец из рабочей семьи солдат Данила Сулимов, член большевистской партии с 1905 года. В будущем Сулимову предстояло стать председателем Совнаркома РСФСР.

Кто кого? 


Большевики понимали, что в Глазове и уезде успех борьбы  зависит от того, на чьей стороне окажется 12-тысячный запасной полк. Поэтому основное внимание было сразу же направлено на солдат. Ожесточенная политическая борьба в полку, споры и митинги порой переходили в рукоприкладство.

 
Солдаты не желали ничего слышать ни о продолжении войны «до победного конца», ни о каких-то там демократических свободах. Землю, мир и волю ‒ вот что требовали крестьяне в солдатских шинелях, причем ‒ немедленно, конкретно и сейчас. И в скором времени все солдаты полка  горой стояли за большевиков.  


Помимо солдат, члены партийного комитета не забывал и о самой многочисленной части населения Глазовского уезда ‒ крестьянах. По словам Ивана Попова, большевики «с самого же начала нашей работы повели усиленную агитацию и среди крестьянства уезда, разъясняя основные задачи революции и энергично критикуя Временное правительство, а также партии, его поддерживавшие».


Разумеется, успехи группы Попова их политическим противникам понравиться не могли. Против большевиков начался «форменный поход» с целью загнать их  в подполье и лишать всех форм легальной борьбы. В середине мая 1917 г. в Глазове были расклеены на многих улицах писанные от руки плакаты с призывом избивать большевиков-ленинцев. Однажды на станции Балезино после выступления на митинге большевиков Попова и Емшанова толпа набросилась на них с кулаками. Лишь проворство агитаторов, успевших вскочить в отходивший в это время поезд, спасло их от жестокой расправы.


Угрозы в адрес большевистских вожаков вызвали негодование среди солдат 154-го полка. Рано утром 28 мая полк в полном составе собрался у здания мужской гимназии, где находился Солдатский клуб. По словам очевидца, солдаты «устроили манифестацию, которая под вечер вылилась в грандиозный митинг, где приверженцы партии большевиков высказывали угрозы по ад¬ресу «черной сотни» с явными намерениями разгромить это гнездо». Прибывшему на митинг командиру полка большевик Сулимов зачитал ультиматум об немедленном отправке на фронт 25 «реакционных» офицеров. «После отказа командира поднялась на всей площади буря негодующих возгласов и послышалось щелканье затворов. Полковник Шатилов в ту же минуту взял под козырек перед полком и заявил, что все требования полка им будут немедленно выполнены».


Затем полк с развернутыми знаменами промаршировал по городу, демонстрируя готовность встать на защиту революции. На следующий день все офицеры-«реакционеры» покинули Глазов и выехали на фронт.
 

Здание Глазовской мужской гимназии.

В 1917 году здесь находился Солдатский клуб и проходили съезды Советов

Съезд за съездом, шаг за шагом


После сокрушительной победы Иван Попов и Данила Сулимов, не медля, собирают в Глазове 28-30 мая I съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. После непродолжительных споров съезд принимает решение о создании объеденного Совета, заявив, что «истинными выразителями мнения русского революционного народа являются Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, которым и принадлежит право контроля над действиями Временного правительства»


Месяц спустя, 20 июня, в Солдатском клубе города собирается первый  съезд рабочих, солдатских и крестьянских депутатов всего Глазовского уезда. Как писала газета «Вятская речь», на том съезде, продолжавшемся четыре дня, были «представлены все 45 волостей, заводы и местный полк, но, несмотря на многолюдность крестьян и рабочих, среди ораторов преобладали местные интеллигентные силы, при чем среди последних преобладало течение с претензией на большевизм. Большую часть времени съезд уделил вопросам политическим, экономические же и вопросы местной жизни разбирались в конце». По словам корреспондента, «ораторы от «большевизма»» не стеснялись в демагогии, обвиняя и приписывая Временному Правительству то, чего оно никогда не делало и не обещало».


Важнейшим решением съезда стала создание постоянного Глазовского уездного Совета крестьянских, солдатских и рабочих депутатов, которому должен был «принадлежать всесторонний контроль над всеми общественными организациями Глазова и уезда».


Так постепенно, шаг за шагом, съезд за съездом, глазовские большевики и их союзники медленно, но уверенно завоевывали власть в городе и во всем уезде. Но главные бои и схватки на политическом фронте Глазова были еще впереди. До судьбоносного октября 17-го оставалось совсем немного ‒ всего четыре месяца…
 

 

Автор: Г.А. Кочин, научный сотрудник музея отдела истории.

Глазовский краеведческий музей

© МБУК «Глазовский

краеведческий музей»

Положение о конфиденциальности

Мы на связи

Телефон: 8 (34141) 3-66-66

Email: gkm01@inbox.ru

Адрес

г. Глазов, ул. Кирова, 13, 

427620, Россия