Удмуртское музейно-краеведческое

движение в судьбах людей

(взаимоотношения В.И. Чирковой и К.П. Чайникова)

16.01.2018 г.

 

          1917 год для России стал революционным. Революция оказала громадное влияние на судьбу страны и все сферы жизни общества, в том числе и на культуру. В культуре это влияние проявилось не сразу. Ведь в 1917 году контуры будущего советского строя были еще едва обозначены. Исследователи отмечают, что особый международный статус России как «осажденной крепости» только намечался, задачи формирования «нового человека коммунистического общества, свободного от пережитков прошлого», созревали пока только в головах революционных теоретиков. Именно эти факторы определяли особые условия развития отечественной культуры на протяжении многих десятилетий [7].


          Каково же о непосредственное влияние революционных потрясений на культурную жизнь глазовского общества? Как складывались взаимоотношения людей в вихре революционных событий? Эти и другие вопросы, связанные с изучением создания новой, социалистической удмуртской культуры, попытаемся осветить на примере музейно-краеведческого движения. Деловые и личные взаимоотношения Вассы Ивановны Чирковой и Кузьмы Павловича Чайникова (К. Герда) помогут нам конкретизировать процесс формирования новой культуры. 


          Большевики обращали особое внимание на воспитание революционного сознания населения: регулярно устраивали митинги, читали лекции, проводили собрания с обсуждением злободневных задач Советской власти. Революция активизировала культурное развитие всех народов молодого советского государства. Значительным явлением в культурной жизни города и уезда стало празднование годовщины Октябрьской революции с 6 по 9 ноября 1918 года. В фондах ЦГАУР сохранился отчет в президиум Глазовского уездного исполкома, составленный заведующим отделом Пиньковским [9. Л. 360–361 об.]. Из отчета стало известно, что для организации праздничных мероприятий уисполком создал особую комиссию в составе 40 чел., которые отправились в волости «с целью агитации и правильного освещения происходящих событий». 6 ноября 1918 года вечером в здании духовного училища состоялось торжественное заседание и открытие Народного дома. А 7─8 ноября горожане участвовали на митинге и манифестации, в которой «принимали участие положительно все граждане города, не исключая и буржуазных элементов». Город был украшен гирляндами из веток ели, красными флагами, транспарантами. Духовой оркестр исполнял «Марсельезу», участники манифестации пели песню «Интернационал». В здании мужской гимназии в Солдатском клубе был показан бесплатный спектакль «Безработные» в четырех частях, демонстрировались кинофильмы. Для детей организаторы кроме спектакля устроили бесплатное угощение приблизительно на 2500 чел. В городском сквере напротив здания Коммуны («белое» здание духовного училища – Т.Л.) состоялся митинг, посвященный памяти погибших в боях с колчаковскими отрядами красноармейцы, и как сообщается в отчете, был сооружен «обелиск в виде высокой башни». В дни торжества революции обелиск «красиво был иллюминован и далеко маячил в темноте своими разноцветными лампочками».  


          Становление нового общества в первые годы советской власти сопровождалось общественным подъемом. Инициатива, энтузиазм, стремление к творческому преобразованию стало «визитной карточкой» этого времени. За короткий срок в стране и нашем крае появилось множество добровольных объединений, среди которых особое место занимают краеведческие общества. В мае 1917 года в Глазове было образовано удмуртское культурно-просветительное общество, в котором по инициативе духовенства, наиболее уважаемого и образованного круга удмуртов, объединилась национальная интеллигенция. Особое место в работе этого Общества занимали вопросы школьного и внешкольного образования удмуртов. 13 – 14 июня 1917 года на заседании съезда интеллигентных сил удмуртов впервые обсуждался вопрос о создании в городе музея. Съезд пришел к заключению, что всякая нация должна дорожить своим историческим прошлым, и поэтому предложил удмуртской интеллигенции немедленно приступить к созданию национального музея и начать собирать все то, что «может дать полную картину о быте и нраве вотяков, а также о ходе исторического развития этой народности» [5. С. 74]. 


          Революция явилась переломным этапом в развитии музейного дела. В стране начала создаваться централизованная музейная сеть. Осуществлялось это посредством ряда декретов СНК («Об объединении деятельности художественных и культурно-исторических музеев при НКП», «О запрещении вывоза и продажи за границу предметов особо художественного и исторического значения» и др.), а также тем, что в Народном комиссариате просвещения 28 мая 1918 года был создан отдел по делам музеев и охране памятников [2. С. 1]. А уже в августе 1918 года, несмотря на революционный кризис и Гражданскую войну, музей в Глазове был организован. По мнению В.В. Ивасенко, музей располагался по адресу «ул. Первомайская, библиотека им. Короленко» [2. С. 2]. К сожалению, мы не располагаем более подробными сведениями о работе этого музея. Дело в том, что Гражданская война свернула многие виды культурно-массовой деятельности советского общества, и вероятно, музей тоже закрыл свои двери. 


          Однако уже с декабря 1918 года в губерниях при отделах народного образования начали создаваться подотделы по делам музеев и охране памятников. В документах 1920 года встречаются упоминания о Глазовском музее. Теперь – это музейная секция при внешкольном подотделе уездного отдела народного образования (УОНО). Заведующей секцией стала Вера Ивановна Агафонова, бывшая учительница Глазовской женской гимназии [1. С. 1]. 9 сентября 1920 года Вятский музей местного края утвердил положение о Глазовском музее. Спустя месяц, 6 ноября 1920 года, создано музейно-экскурсионно-выставочное отделение при Глазовском уоно. Инструктором отделения была назначена Анна Ивановна Ежова, учительница Порезской школы 1-й ступени [4]. Нам стало известно, что А.И. Ежова училась в Глазовском педагогическом техникуме и закончила его в 1926 году [8]. Основным направлением деятельности музейного отделения на этапе его становления было комплектование фондов, формирование коллекций. В январе 1925 года на базе музейно-экскурсионно-выставочного отделения при общем отделе Глазовского исполкома открылся музей «Местного края». Заведующей музеем была назначена А.И. Ежова. Однако в сентябре 1925 года Анна Ивановна уволилась в связи с переездом в город Пермь и музей снова оказался перед закрытием. 


          Нужно отметить, что заведующие музеем местного края часто менялись, потому что не были профессионально подготовлены и часто не справлялись с возложенными функциями. В документах 1930 года встречается фамилия Вассы Ивановны Чирковой. Очевидно, она начала работать раньше, что подтверждается косвенными свидетельствами. Помимо её профессиональной музейной деятельности Чирковой, нам интересна эта личность в связи с тем, что она тесно общалась и активно сотрудничала с выдающимся удмуртским писателем, поэтом, педагогом, научным и общественным деятелем Кузебаем Гердом (Чайников Кузьма Павлович). Оба они внесли большой вклад в исследование удмуртского края, способствовали национальному возрождению и самоопределению удмуртов. 


          Как известно, революционный период 1917 года характеризуется активным процессом национального возрождения и самоопределения удмуртов. Самым значимым событием стало создание научного общества «Бӧляк» («Соседство») в 1922 году, организатором и руководителем которого стал К. Герд. Первоначально Общество состояло из числа московских студентов-удмуртов, занимавшихся культурно-этнографическими исследованиями удмуртского народа. По примеру московского общества в Удмуртии стали создаваться местные краеведческие объединения, которые активно сотрудничали с обществом «Бӧляк», помогали проводить экспедиции. В частности, интерес представляют этнографические экспедиции 1928 и 1929 годов, организованные по инициативе Герда в Глазовском уезде. В конце августа – начале октября 1928 года экспедиция работала по теме «Труд и быт удмуртских детей», а в августе следующего года члены экспедиции изучали «Труд и быт удмуртских детей» и «Жилища глазовских удмуртов». В статье В.С. Чуракова директором глазовского музея названа В.И. Чиркова. Кроме неё в экспедицию были привлечены чертежник Института народов Востока Я.Ф. Кочетков и удмуртский литератор Ф. Пономарев (преподаватель Глазовского педтехникума). В отчете К.П. Герд записал: «Собраны материалы по отделам: а) утробный период удмуртского ребенка; б) родильные обряды, в) грудной возраст, г) дошкольный возраст, д) школьный возраст, е) игрушки и игры вотских детей, ж) детская одежда, з) лечение детских болезней у вотяков… Записано и заснято 79 игр, 15 детских игрушек, 12 текстов детских песен и 12 мелодий (на фонографе), сделано 456 фотоснимков, 30 зарисовок детской одежды» [10]. К сожалению, мы не знаем, осталась ли какая-то часть этих предметов в музее.


          Благодаря публикации писем К. Герда в сборнике «О ней я песнь пою» известным удмуртским литературоведом Ф.К. Ермаковым, мы обнаружили подробные сведения о второй экспедиции в письме В.И. Чирковой от 7 мая 1929 года [6. С. 314]. Из Москвы Герд пишет, что Удмуртская глазовская экспедиция пройдет в Пудемском районе предположительно в весенне-летнем триместре. В Глазов он сам собирался приехать 1 – 10 июня. Отряд экспедиции предполагал быть небольшим, состоял, очевидно, из трех человек: Чирковой, Кочеткова и Герда. 


          Нельзя обойти вниманием еще одну страницу взаимоотношений этих двух выдающихся деятелей удмуртского краеведения. В сборнике «Как молния в ночи. К. Герд. Жизнь. Творчество. Эпоха», его составитель З.А. Богомолова приводит часть письма В.И. Чирковой подруге К.А. Корепановой. Из письма мы узнаем, что Васса всю жизнь пронесла самые теплые чувства к Кузебаю [3. С. 634–635]. В 1919 – 1920-м годах, когда молодая учительница работала в Ува-Туклинской начальной школе, а К. Чайников возглавлял Малмыжское роно, у них возник платонический роман. Он был основан на исполнении ролей влюбленных в спектаклях, которые ставились под руководством инспектора роно. По мнению Вассы Ивановны, Кузебай Герд сыграл огромную роль в становлении её как творческой личности. Она не осмелилась открыть свои чувства соратнику, потому что считала себя недостойной Герда. К тому же он был уже женат. Однако благодаря К. Герду она начала заниматься краеведением. Вероятно, не без помощи К. Герда была направлена в Вятский учительский институт, затем в Ленинград. 


          13 мая 1932 года Герда арестовали по обвинению в руководстве контрреволюционной организацией: общество «Бӧляк» стало, по сценарию ОГПУ, основой для СОФИН («Союз освобождения финских народностей»), деятельность которого, якобы, была направлена на отторжение Удмуртской АО от СССР. Находясь под следствием, Герд написал Чирковой письмо с просьбой о помощи. После этого за ней началась слежка от ГПУ. Тем не менее, Васса Ивановна три раза съездила нелегально в Вятку, посылала Кузебаю Герду деньги и посылки. Их общим знакомым был Павел Николаевич Луппов – российский и советский историк, вятский краевед, доктор исторических наук, заслуженный деятель науки Удмуртской АССР. Именно Луппов стал посредником их связи в этот период. За помощь Герду она была заключена на 4,5 месяца под домашний арест в Глазове. Музей во время ее ареста был закрыт. Как видим, в самые трудные минуты жизни Герда Чиркова пыталась ему помочь и облегчить его участь посылками и переводами. Ее любовь была и осталась светлой и доброй до последних дней жизни.


          Таким образом, в судьбах этих двух известных людей музейно-краеведческое движение сыграло немалую роль. С одной стороны, Кузьма Павлович Чайников и Васса Ивановна Чиркова внесли огромный вклад в развитие истории и формирование социалистической культуры удмуртского народа. С другой стороны, краеведение трагично отразилось в жизни этих двух выдающихся деятелей удмуртского культурно-общественного движения.

 


Источники и литература

1. Архив МБУК ГКМ. Формирование фондовых коллекций Глазовского краеведческого музея. Сост. Т.А. Загребина, 2006.
2. Архив МБУК ГКМ. История МБУК «Глазовский краеведческий музей». Сост. В.В. Ивасенко.
3. Как молния в ночи… К. Герд. Жизнь. Творчество. Эпоха. Сост. и лит. обработка З.А. Богомоловой. Ижевск, 1998.
4. Краеведческий музей: у истоков // «Красное знамя», 24 ноября 1995 г.
5. Октябрьская социалистическая революция в Удмуртии. Сборник документов и материалов (1917-1918 гг.). Ижевск, 1957. 
6. О ней я песнь пою…: Стихи и поэмы, статьи и научные работы, письма. Сост. Ф.К. Ермаков. Ижевск, 1997.
7. Революция 1917 года и культура. URL: http://www.cultnow.ru/hooms-756-1.html. ( Дата обращения 09.10.2017).
8. Фонды МБУК ГКМ. Д. 531-ГКМ. 
9. ЦГА УР. Ф. Р-41. Оп. 1. Д. 65.
10. Чураков В.С. Обзор фольклорно-лингвистических и археолого-этнографических экспедиций, работавших среди удмуртов в 20-е – 30-е годы XX века // http://udnii.ru/files/stat%60i/%D0%A7%D1%83%D1%80%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%B2%20-%20%D0%95%D0%B6%D0%B5%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D0%BD%D0%B8%D0%BA%20%D1%84%D0%B8%D0%BD%D0%BD%D0%BE-%D1%83%D0%B3%D0%BE%D1%80%D1%81%D0%BA%D0%B8%D1%85%20%D0%B8%D1%81%D1%81%D0%BB%D0%B5%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B9.%202010.%20%E2%84%96%202.pdf (Дата обращения 15.10.2017)
 

Автор: Л.О. Тронина, научный сотрудник музея отдела истории.

Материалы XVI региональной научно-практической конференции «Из прошлого в настоящее: 100 лет Октябрьской революции».

Глазовский краеведческий музей

© МБУК «Глазовский

краеведческий музей»

Положение о конфиденциальности

Мы на связи

Телефон: 8 (34141) 3-66-66

Email: gkm01@inbox.ru

Адрес

г. Глазов, ул. Кирова, 13, 

427620, Россия